В продолжение ранее начатой темы.
nik_aleks
В прошлый раз я уже начал разговор о том, как «старательно» некоторые чиновники в Росрыболовстве и в некоторых регионах «бросились» исполнять поручения Президента по организации импортозамещения и обеспечения российского населения собственными продуктами питания. Я веду разговор о рыбе, в большей степени касаясь «прибрежного рыболовства» и развития аквакультуры.
Я уже обращал внимание на то, что некоторые чиновники вместо того, чтобы стимулировать российских предпринимателей и развивать собственное производство и переработку, вновь обратили свои взоры на наших соседей из стран Юго-Восточной Азии, почему-то решив, что бизнесмены из этих стран, в первую очередь из Поднебесной, возьмут на себя обязанности по развитию российского рыбохозяйственного комплекса, освободив от этих обязанностей российских же чиновников.
Такая позиция оказалась на руку не только иностранным переработчикам, но и российским экспортерам.
Меня удивляет сама позиция российского чиновничества? Что это? Откровенная некомпетентность и политическая недальновидность? Или откровенный саботаж и предательство интересов России?

В частности, 22 июля 2016 года российское интернет-издание Фишньюс с пафосом презентовало статью «Китайский бизнес пригласили в марикультуру Приморья», в которой «порадовало» нас итогами проходящего в том период российско-китайского форума по торгово-экономическому сотрудничеству в области водного промысла. В частности, некоторые моменты совместных переговоров перспективы развития рыбного хозяйства Приморского края.
При этом приводились цитаты из выступлений некоторых чиновников и представителей рыбного бизнеса.
По информации издания «президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Приморья Георгий Мартынов напомнил иностранным гостям о последней встрече в Хуньчуне. На ней поднимались вопросы создания совместных фирм для поставок российских уловов на обработку в Китай и строительства на верфях КНР промысловых судов для России. Глава АРПП предложил продолжить обсуждение этих тем на Восточном экономическом форуме и Международном конгрессе рыбаков.
Начальник отдела инвестиционных проектов АНО «Инвестиционное агентство Приморского края» Максим Яковенко пригласил китайский бизнес принять участие в реализации многочисленных планов в области рыбного хозяйства. В частности - в разведении гребешка и трепанга в Ханкайском районе, выращивании пресноводной рыбы в карьерах и переработке креветки по уникальным технологиям во Владивостоке. По словам Максима Яковенко, общий объем необходимых инвестиций в эти три производства составляет более 1 млрд. рублей.
Вице-президент Дальневосточной ассоциации «Аквакультура» - гендиректор Азиатско-Тихоокеанского центра развития аквакультуры Андрей Голотин рассказал о потенциале вложений в марикультуру Приморья. Он подчеркнул, что в странах АТР непрерывно растет спрос на выращенных беспозвоночных. По оценке науки, в перспективе разведение ВБР по годовому объему производства способно сравниться с выловом: в Приморье можно получать до 600 тыс. тонн водных биоресурсов в год, а на всем Дальнем Востоке – до 3-3,5 млн. тонн. При этом из около 380 тыс. гектаров пригодных для этого акваторий края сейчас распределено менее 4%.
Также Андрей Голотин предложил китайскому бизнесу участие в создании биотехнологического парка по марикультуре, подобного проекту в Яньтае. Предполагается, что реализация этого проекта займет 15 лет, инвесторы смогут выступать в разных ролях – от стратегического партнерства и финансирования до участия в управлении парком. 160 тыс. выделенных под него гектаров могут приносить по 270 тыс. тонн «урожая» в год, отметил глава объединения.
Президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев рассказал о состоянии торговых отношений России и Китая в сфере водных биоресурсов. Его доклад был посвящен объемам рыбного экспорта, проблемам регистрации российских поставщиков, контролю экологически сертифицированных уловов».
В общем можно сказать, что на манеже остались все те же.
Текст статьи можно найти здесь: http://fishnews.ru/news/29135
Не буду критиковать или хвалить участников обсуждения. Это уже сделали люди, оставившие под статьей свои комментарии. Правда сделано это на других сайтах, куда статья была размножена, т.к. на собственном сайте Фишньюс комментарии статей не пердусматривает.
Комментарии 4
«приморец    25.07.2016 13:37
Неужели никто не обратил внимание на озвученные тезисы? Это же просто жесть какая-то! В то время. когда власти страны призывают развивать собственную рыбопереработку и собственное судостроение, президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Приморья Георгий Мартынов, напротив, говорит о планах "создания совместных фирм для поставок российских уловов на обработку в Китай и строительства на верфях КНР промысловых судов для России". Это ли не открытый саботаж планов президента и правительства России? Господин Мартынов бросает прямой вызов президенту, предлагая на Восточном экономическом форуме, куда приедет Владимир Путин, обсуждать не перспективы развития не российской рыбоперерабатывающей и судостроительной отраслей, а китайской - за счет поставок российского рыбного сырья в КНР и размещения в Китае заказов на строительство рыболовных судов.
Ну а предложение начальника отдела инвестиционных проектов АНО «Инвестиционное агентство Приморского края» Максима Яковенко по выращиванию гребешка и трепанга в Ханкайском районе просто ввергают в ступор. Он предлагает разводить их в озере Ханка? Если многие виды двустворок действительно можно встретить в пресноводных водоемах, в том числе и на Ханке (хотя я сомневаюсь, что здесь речь идет о них, а не о морских гребешках), то пресноводных трепангов мне встречать не доводилось. Или Яковенко предлагает строить некие наземные фермы с завозной морской водой?
Говорящая рыба    25.07.2016 15:23
приморец,да-очень стыдно за российских руководителей,которые мало понимают в том,чем пытаются руководить.Я бы точно разработал для таких-ключевые показатели эффективности.Нет доказанных результатов работы в области которой руководит,под копчик коленом без права работы в ней или вообще на госслужбе.
Рыбкооп    26.07.2016 07:04
Просто инерция советской номенклатуры ещё жива и в действии. Разрушители созидать не будут!
инкам    26.07.2016 10:21
Я таки думаю, про гребешка и трепанга в Ханкайском районе могли журналисты оговориться, с Хасанским районом перепутать. Или те, кто готовил доклад для Яковенко. А вот Мартынов - да, красава. Четко показал, что разговоры-уговоры про родную переработку ему и многим другим - до лампочки. Заставить их поставлять рыбу не в Китай, на на переработку в России невозможно. Просто сейчас этой переработки почти нет, а вкладываться в ее развитие рыбакам (в смысле - владельцам компаний) не хочется. Обещания 20% квот их не особо впечатляют, хотя угроза потери этих 20% в пользу других и беспокоит. Но ведь будет это не сейчас, а потом. Поэтому пока надо пользоваться моментом и рвать свое, а потом видно будет. Капитализм никто не отменял».
Взято здесь: http://www.fishnotice.com/news?idnews=371140
По-моему, все достаточно четко изложено.
Ко всему этому можно добавить еще один комментарий, на который я уже ссылался в предыдущей своей статье:
«Vladimir 26.07.2016 14:47
Отчего такое трепетное отношение к китайцам. Честно скажу, приморским предпринимателям достаточно сложно получить добро на участки для разведения марикультуры. А попробуйте получить в пользование пресноводный водоем — это не просто проблема, это нерешаемая проблема. А для китайцев — зеленый свет. Просто удивительно! И это под патронажем администрации края в лице вице-губернатора Сидоренко и при поддержке Мартынова — ставленника находящегося в бегах крабового браконьера Дмитрия Дремлюги.
Это не достижение. Это откровенное создание благоприятных условий для вывоза российских ВБР в Китай на льготных условиях. Это убийство российского предпринимательства».
Правда это комментарий к другой статье «Приморские рыбаки продолжают диалог с китайскими коллегами», но тема та же.
Взято здесь: http://primrep.ru/2016/07/primorskie-rybaki-prodolzhayut-dialog-s-kitajskimi-kollegami/
Почему я вспомнил об этих высказываниях должностных и не только лиц, сделанных во время проведения июльского российско-китайского форума? Да потому, что большая часть выступавших там людей во многом влияют на развитие российского «прибрежного рыболовства» и российской же аквакультуры в Приморском крае и не только. А именно Приморье я решил использовать в качестве примера, того, как исполняются поручения Президента.
На днях в Интенете появилась информация, напрямую касающаяся рассматриваемой темы. Некто Мaksverkhotur опубликовал информацию о заседании «Комиссии по определению границ рыбоводных участков», которое прошло 01.09.2016 года.
При этом автор обратил внимание на то, что на заседании присутствовали представители структур и организаций, чьи сотрудники ранее так яростно и старательно зазывали в Приморье китайский бизнес, например, Дальневосточной ассоциации “Аквакультура”, которую на совещании представлял первый вице-президент Е.Януш. Были там и представители администрации края, и других организаций.
Особое внимание представляет тот факт, что на столь незначительное по меркам Российской Федерации мероприятие прибыла целая делегация от Росрыболовства во главе с начальником управления аквакультуры ФАР В.Ашаринм, хотя на заседании присутствовал представитель приморского теруправления этой государственной структуры.

Не менее показателен тот факт, что делегация Росрыболовства прилетела во Владивосток заранее и провела несколько встреч с руководителями подведомственных структур.
В результате чего, как утверждает Мaksverkhotur некоторые руководители этих структур кардинально поменяли свое мнение по вопросу распределения участков.
Вот как автор описал этот факт: «Неделей ранее в неофициальной встрече Е.Януш и сопровождающего ее сотрудника управления аквакультуры с профильным заместителем директора ТИНРО-центра по аквакультуре, позиция ТИНРО-центра по всем обсуждаемым участкам была обозначена как резко отрицательная. Тем не менее, на заседании 01 сентября представитель ТИНРО-центра В.Д.Дзизюров практически полностью поддержал весь пакет участков».
При этом автор утверждает, что «подачу всего пакета участков на рассмотрение инициировала, сопровождала и лоббировала Дальневосточная ассоциация “Аквакультура”».
Вам не кажется, то сложившаяся ситуация почти полностью повторяет события вокруг печально известных крабовых аукционов, проведенных теруправлением Росрыболовства по Приморскому краю в интересах компаний печально известного предпринимателя Д. Дремлюги?

Так много похожего. Да и Мaksverkhotur обращает внимание на некоторую заинтересованность представителей российского рыбного ведомства в определенных итогах работы Комиссии.
В частности, он пишет, что «с учетом административного ресурса Росрыболовства вовсе необязательно, что итоговый протокол учтет позиции всех членов комиссии вкупе с интересами пользователей, неаффилированных с Дальневосточной Ассоциацией “Аквакультура”».
Полный текст статьи можно найти здесь: http://maksverkhotur.livejournal.com/572.html
Как-то нехорошо все получается. Ну, раз уж я взялся за освещение этого направления, буду внимательно отслеживать и данную ситуацию.
Продолжение будет…

ШМАСТЕР-КЛАСТЕР… ЕСТЬ ЛИ ПЕРСПЕКТИВЫ???
nik_aleks
В рамках реализуемого нашей страной с 2014 года курса на импортозамещение в ключевых отраслях национальной экономики, российскими властями предпринимаются меры по оздоровлению ситуации в рыбопромышленном комплексе. О значимости этого вопроса говорит уже тот факт, что ему было посвящено заседание Президиума Госсовета во главе с президентом России Владимиром Путиным, состоявшееся 19 октября 2015 года. По итогам заседания президент дал четкие конкретные поручения, направленные на решение имеющихся проблем и призванные обеспечить достижение основных целей – обеспечение продовольственной безопасности страны, снабжение населения морепродуктами по доступным ценам, развитие отечественной рыбоперерабатывающей отрасли, обновление рыбодобывающего флота за счет строительства новых судов на российских верфях. Но вот практическая реализация поручений президента столкнулась со множеством проблем.
Одним из наиболее ярких примеров того, как здравые идеи в своем развитии доводятся до уровня несбыточных надежд, является ситуация с созданием рыбного кластера. Напомним, все началось с того, что 21 марта 2013 г. российский президент поручил представить ему предложения по созданию на Дальнем Востоке рыбоперерабатывающего кластера. Исполнителем этого проекта вызвалась стать администрация Приморского края, которая провела консультации с экспертами, высказавшими свои мнения и предложения. Позднее этой работой занялось Инвестиционное агентство Приморского края, которое провело закрытый конкурс на разработку концепции кластера, где победителем стал единственный участник – японский институт Номура, в мае 2014 года представивший первый отчет. Результаты, собственно, оказались удручающими. По сути, концепция, разработанная по заказу администрации Приморского края московским филиалом института «Номура», которая обошлась бюджету в 28 миллионов еще «докризисных» рублей, оказалась невостребованной.
В конце января 2016 года Росрыболовство представило совершенно новую концепцию проекта рыбного кластера на Дальнем Востоке. Главной целью было заявлено увеличение поставок рыбопродукции с Дальнего Востока на внутренний рынок при одновременном снижение цен на нее. Для этого предложено создать в Приморье, Камчатке и на Сахалине четыре специализированных кластерных дивизиона.
При этом, основным транспортным хабом, обеспечивающим доставку дальневосточной рыбы в центральные и западные регионы России, остается приморская столица – Владивосток. Собственно, роль Приморья в новой кластерной концепции превосходит другие выделенные регионы. Здесь запланировано реализовать сразу пять проектов.
Так на мысе Назимова планируют построить холодильно-складской комплекс, где единовременно может храниться до 50 тысяч тонн рыбопродукции. На базе этого ОРЦ также предполагается создать один из ведущих в Азиатско-Тихоокеанском регионе центров аукционной торговли рыбой и морепродуктами.  Во Владивостоке ожидается строительство завода по выпуску филе минтая, в том числе индивидуальной штучной заморозки (IQF).  Здесь же планируется строительство предприятия по выпуску замороженных полуфабрикатов для снабжения бюджетных предприятий детских садов, школ, оздоровительных лагерей и т.п.
Кроме того, предполагается строительство многоцелевого рыбоперерабатывающего комплекса для малых предприятий.
На базе ДВФУ предполагается создание инновационно-научного парка с бизнес-инкубатором и венчурным фондом размером в 1 млрд рублей. Основной задачей этого парка будет генерация идей и разработка новых технологий рыбопереработки, в том числе для производства непищевой продукции – от лекарственных препаратов до изделий легкой промышленности.
По предварительным расчетам Росрыболовства, проект обеспечит привлечение частных инвестиций в объеме 17 миллиардов рублей, вклад в ВВП в размере 4 миллиарда рублей, налоговые поступления в объеме 1,6 миллиардов рублей в год и создание 1300 рабочих мест.
Впрочем, главным является даже не это. Прежде всего, надо четко понимать, что главной целью создания рыбного кластера является изменение сложившейся за последние два десятилетия системы, при которой российские рыбаки экспортируют сырье, из которого в КНР и других соседних странах делают продукцию с высокой добавленной стоимостью и экспортируют ее в другие страны, в том числе и в Россию. То есть, мы должны создать систему, при которой сможем обеспечить почти полное импортозамещение и отказаться от экспорта сырья в пользу экспорта продукции с высокой степенью переработки и, соответственно, высокой добавленной стоимостью, с одновременным развитием новых механизмов торговли морскими биоресурсами, обеспечивающих прозрачность потоков, контроль за их качеством и одновременно процессами ценообразования на внутреннем рынке.
Именно об этом в своем последнем интервью говорил глава Росрыболовства, Илья Шестаков.
За долгие годы в нашей рыбной отрасли сложилась парадоксальная ситуация – мы много добываем, но экспортируем сырье, а импортируем изготовленную из него продукцию. Этим мы мощно простимулировали развитие рыбоперерабатывающей отрасли КНР, а также рыбных аукционов в Южной Корее и Японии. Но эта ситуация также взрастила целую плеяду бизнесменов, которым абсолютно не выгодна реализация поручений российского президента, поскольку бесконтрольный экспорт морских биоресурсов позволяет делать немалый финансовый капитал, который, в свою очередь, дает базу и для создания капитала политического.
Поэтому и не торопятся многие отечественные рыбопромышленники вкладываться в создание рыбного кластера, в развитие рыбопереработки на российской территории и заказывать суда на отечественных верфях. Даже принятие новых изменений в закон «О рыболовстве», предусматривающих выделение до 20 процентов квот на вылов рыбы тем, то поставляет рыбу на российский берег для переработки и стоит в России новые суда, пока не стало стимулом для пересмотра ими своего подхода, но зато стало поводом для резких критических выступлений.
Между тем, по данным Приморскстата, демографическая ситуация в регионе в ближайшие годы будет ухудшаться. К 2031 году, по подсчетам статистиков, в Приморье будет жить около 1 млн 816 тыс. человек, при том что сейчас население края – примерно 1 млн 929 тыс. жителей. В 2016 году с января по июль в крае родилось примерно 11,5 тыс. человек, а умерло 13,2 тыс. человек. Согласно отчету Приморскстата за первое полугодие 2016 года, сейчас регион располагает почти 1,5 млн потенциальных работников, 94% из них находятся в трудоспособном возрасте. Из края, по данным статистиков, россияне уезжают чаще и больше, нежели приезжают. Так, в пункте «Общие итоги миграции населения» значится, что в 2016 году в Приморье прибыл 36 351 человек, а выбыли – 37 432 человека. «Минус» составил 1081 человек. Показательна и так называемая межрегиональная миграция: прибыли – 8859 человек, а выбыли – 11 655. То есть 2796 человек уехали из Приморья в другие регионы.
По словам руководителя центра социально-политических технологий «Пиар-Политолог» Александра Огневского, демографическая ситуация в крае будет ухудшаться. «На сайте Приморскстата в цифрах отражена вся реальная жизнь Приморья: родившихся меньше, чем умерших, приехавших меньше, нежели уехавших, – говорит эксперт. – Предполагалось, что после саммита АТЭС-2012 отток населения из Приморья будет остановлен, но этого не случилось. Причин тому несколько – тяжелый климат, дорогие продукты, плохая медицина, нет работы, имеющиеся рабочие места в сфере строительства, ЖКХ и обслуживания заполняются дешевой рабочей силой из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. За последующие годы в Приморье не было сделано ничего, что бы как-то бы изменило ситуацию: не строится новых заводов, нет своего производства, сельское хозяйство края по-прежнему живет только будущими победами, виртуальной цифрой в миллион свиных голов будущих ТОРов. Демография в Приморье – четкий маркер отсутствия реальных перемен».
В этих условиях у некоторых специалистов возникла идея привлечь к развитию российской рыбоперерабатывающей отрасли представителей Китая, учитывая большой опыт работы китайцев в этой сфере и сложившиеся между нашими странами отношения стратегического партнерства и высокий уровень политического взаимодействия. Идея, казалось бы, здравая, но, мягко говоря, не вполне соответствующая реальности. Необходимо учитывать, что китайские инвестиции за рубежом идут в те проекты, которые реализуют там созданные китайцами же компании. В остальных случаях под китайскими инвестициями обычно подразумевают кредиты, причем, как правило, обеспеченные.
Говоря о возможном привлечении китайских инвестиций в развитие рыбопереработки на Дальнем Востоке России, необходимо четко понимать, что Китаю своими руками не имеет смысла создавать себе конкурента. За долгие годы в КНР сформировалась собственная перерабатывающая база, обеспечивающая производство из российской рыбы готовой продукции. Эта отрасль не только экономически выгодна, она имеет и немалую социальную значимость.
Сегодня Китай реализует масштабный проект в Хунчуне, где создается большая база по переработке российской рыбной продукции. Здесь уже действуют 54 рыбоперерабатывающих компании и планируется создать еще порядка 30 новых. В первую очередь, китайские предприятия ориентируются на переработку российского минтая, краба, гребешка и лососевых рыб. Средний объем переработки рыбы в Хуньчуне составляет в настоящее время порядка 170 тысяч тонн при стоимости произведенной продукции около 5.8 млрд юаней. Развитие переработки в Хуньчуне происходит за счет переноса сюда части мощностей из Янтая и Даляня, что обусловлено стремлением уменьшить расходы на производство за счет снижения стоимости доставки сырья при сокращении маршрута и за счет сокращения расходов на рабочую силу путем использования северокорейских рабочих.
Однако в России многие предпочитают этого не замечать и не считают китайские планы по развитию собственной рыбопереработки на базе российского сырья угрозой нашим планам создания рыбных кластеров на Дальнем Востоке. Более того, некоторые даже заявляют, что эти китайские программы выгодны для России, поскольку помогут развитию отечественных портов и транспортной инфраструктуры, обеспечивающей поставки российского рыбного сырья в КНР.
Впрочем, пока существует возможность привлечения в нашу рыбопереработку инвестиций из Южной Кореи, которая оень обеспокоена планами Китая по созданию упомянутой базы по переработке российской рыбной продукции в Хуньчуне. Дело в том, что китайский проект по созданию зоны рыбопереработки в Хуньчуне является прямым конкурентом южнокорейского проекта по созданию в районе г. Донхэ так называемой «холодовой цепи» (Cold Chain) – комплекса по транспортировке, хранению, переработке и реализации российской рыбной продукции. Союз предпринимателей города Донхэ с 2017 по 2019 гг. собирается создать морозильные и холодильные склады, перерабатывающие заводы, автоматизированные логистические центры в Свободной экономической зоне Донхэ. Для создания данного комплекса потребуется 42 млрд. южнокорейских вон (средства из государственного бюджета - 29,4 млрд. южнокорейских вон, из областного бюджета - 12,6 южнокорейских вон).
Есть и еще один нюанс. Как показывает проведенный Дальневосточным центром региональных исследований анализ оценок представителями южнокорейских деловых кругов перспектив развития рыбоперерабатывающей отрасли на Дальнем Востоке России, они считают, что российская береговая переработка должна ориентироваться исключительно на переработку продукции аквакультуры (марикультуры) и прибрежного рыболовства (то есть, доставляемую в свежем или охлажденном виде). Переработку же основного объема рыбной продукции, добываемой на Дальнем Востоке РФ в ходе промышленного рыболовства, южнокорейцы стремятся закрепить за собой.

Возможно, на первом этапе такой подход корейцев с сложившейся ситуации очень выгоден нам, тем более, то на сегодняшний день Россия на Дальнем Востоке фактически не имеет собственных перерабатывающих мощностей. А работа с корейскими перспективами позволит не только заново встроить и отладить собственную переработку, но и послужит стимулом для развития прибрежного рыболовства и созданию значительного сегмента  предприятий, занимающихся марикультурой, градообразующих предприятий для небольших поселков расположенных в прибрежной зоне края.
А это, в свою очередь, позволит создать не одну тысячу новых рабочих мест и существенно пополнит скудные бюджеты этих поселений.
Но для развития прибрежного рыболовства и аквакультуры недостаточно красивых слов и многолетних обещаний. Нужны реальные шаги по стимулированию, требуются финансовые влияния.
И делать это следует уже сейчас, без оглядки на возможную китайскую либо корейскую помощь.
Сегодня в Приморье действует 52 предприятия аквакультуры. По информации департамента рыбного хозяйства и водных биологических ресурсов, с начала года на предприятиях аквакультуры в Приморье выращено 4 209 тонн продукции. Это соотносится не только с деловыми интересами производителей, но и с госпрограммой «Охрана окружающей среды Приморского края».
По словам вице-губернатора Сергея Сидоренко, в 2016 году приморским предприятиям аквакультуры в рамках краевой госпрограммы по развитию рыбохозяйственного комплекса предоставлены субсидии в размере 19,8 миллиона рублей. Эти средства направлены на расселение молоди, лизинг и приобретение техники.
Тот же Сидоренко заявляет, то поддержку по программе получат прежде всего те предприятия, которые готовы брать на себя ответственность по исполнению целевых показателей госпрограммы и наполнять продовольственный рынок Приморского края качественными и доступными морепродуктами.
Но существуют и иные мнения на этот счет. Вот, к примеру, комментарий с одного из приморских сайтов:
«Vladimir 26.07.2016 14:47
Отчего такое трепетное отношение к китайцам. Честно скажу, приморским предпринимателям достаточно сложно получить добро на участки для разведения марикультуры. А попробуйте получить в пользование пресноводный водоем — это не просто проблема, это нерешаемая проблема. А для китайцев — зеленый свет. Просто удивительно! И это под патронажем администрации края в лице вице-губернатора Сидоренко и при поддержке Мартынова — ставленника находящегося в бегах крабового браконьера Дмитрия Дремлюги.
Это не достижение. Это откровенное создание благоприятных условий для вывоза российских ВБР в Китай на льготных условиях. Это убийство российского предпринимательства».
Взято здесь: http://primrep.ru/2016/07/primorskie-rybaki-prodolzhayut-dialog-s-kitajskimi-kollegami/
Похоже, в этой ситуации есть смысл разобраться более досконально.
И так.
Основными регулирующими структурами и игроками на рынке аквакультуры Приморья являются:
1.            Приморское территориальное управление Росрыболовства (г.Владивосток, ул.Петра Великого, 2). И.о. руководителя – Громов Александр Сергеевич.
2.            Департамент рыбного хозяйства и водных биоресурсов Приморского края. (г.Владивосток, ул.Светланская, 22). И.о. директора – Наставшев Сергей Михайлович.
3.            ФГБНУ Тинро-центр (г.Владивосток, пер.Шевченко, Директор – Бочаров Лев Николаевич.
4.            ФГБУ “ПРиморыбвод” (г.Владивосток. ул.Светланская, 7). И.О. начальника – Киридон Юрий Михайлович.
5.            Дальневосточная ассоциация аквакультуры (г.Владивосток, ул.Пологая, 63). Президент – Кожемяко Никита Олегович.
6.            Ассоциация марикультурных организаций Приморского края (г.Владивосток, ул.Магнитогорская, 4). Председатель – Лихачев Вадим Юрьевич.
При чем, Тинро-центр и Приморыбвод подведомственены Приморскому теруправлению и Росрыболовству, соответственно.
А значит, фактически ситуацией рулят чиновники из краевой администрации и федерального ведомства. В последнем аквакультуру курирует личность достатоно известная и одиозная, доставшаяся Шестакову в наследство еще от Андрея Крайнего – это Василий Соколов, о котором я ранее неоднократно писал, указывая на его оригинальные трактовки понятия «интересы России» и бурное обожание ассоциаций, объединяющих российских экспортеров: ВАРПЭ и АДМ.
Достаточно вспомнить, что именно Соколов возглавлял Дальневосточный рыбопромысловый совет, принимавший исторические решения в период властвования на Дальнем Востоке китайского холдинга «Пасифик Андес», которые фактически закрепляли это самое властвование над российскими уловами.
Засветился господин Соколов и в других неприятных историях. Одна из которых напрямую связана с бизнес-интересами скандального приморского рыбного олигарха Дмитрия Дремлюги, ныне нос не кажущего в Россию, после ареста бывшего подчиненного господина Соколова, возглавлявшего приморское теруправление Росрыболовства – господина Иванькова.
Но об этом в следующий раз. Теперь кратко об основных проблемах развития аквакультуры в Приморье глазами простых предпринимателей.
Проблемы в аквакультуре комплексные, и начинаются они с процесса выделения участка под аквакультуру. Многие перспективные под пастбищную аквакультуру территории находятся под юрисдикцией той или иной государственной структуры, начиная от Министерства обороны, и заканчивая Росморпортом. Единой базы данных нет, поэтому для согласования границ участка требуется “добро” более десятка госструктур.
Для грамотного обоснования заявки необходимо знать возможности и потенциал намеченной акватории, т.е. нужно рыбоводное обоснование. Эту сферу практически монополизировало ФГБНУ “ТИНРО-центр”, с соответственно недешевыми экспертными расценками. При этом, заходить на бедную гидробионтами акваторию смысла нет, а богатые оными бухты и воды находятся в постоянном мониторинге Росрыболовства, которое, вкупе с тем же самым ТИНРО, не желает допускать туда пользователей пастбищной аквакультуры, мотивируя тем, что “будет наносится ущерб прибрежному рыболовству и необоснованно осваиваться промышленные запасы ВБР”.
Далее, ряд бюрократических “рогаток“ при подаче заявки и дальнейшего участия в аукционе со стороны тех государственных структур, в чьих полномочиях находятся данные вопросы.
Нельзя не упомянуть про: постоянный браконьерский прессинг в отношении добросовестных пользователей; погодную специфику Приморья; неурожайные годы.
Про браконьеров и недобросовестных предпринимателей будет отдельный разговор. Хочу только заметить, что многие аукционы в Приморье до сих пор выигрывают (не то, что к ним допускаются) компании все того же Дремлюги. Выигрывают легко и непринужденно, при этом явно проглядывается дружеское отношение к его компаниям со стороны проводящих аукционы чиновников.
Соответственно, учитывая весь пласт вышеупомянутой проблематики, даже серьезные инвесторы несколько раз подумают, прежде чем войти в столь достаточно рискованный бизнес.
Может, именно по этому, мы до сих пор имеем «рыбный кластер» лишь в поручениях Президента, мечтах руководства Росрыболовства и бодрых обещаниях чиновников краевой администрации. И дальше дорогущих проектов дело так и не движется.
 

Проблемы аквакультуры и прибрежного рыболовства.
nik_aleks

Из интервью ТАСС руководителя Росрыболовства России Ильи Шестакова:
«Вопрос: — Не секрет, что рыбаки по-прежнему предпочитают поставлять продукцию на экспорт, нежели на внутренний рынок. Возможно ли изменение ситуации в ближайшее время?
Ответ: — В экспорте нет ничего плохого. Вопрос в структуре экспорта, в его качестве. Например, основной экспортный продукт — мороженый минтай. Внутренний рынок просто не потребляет его в таком количестве, в котором наши рыбаки его добывают. Российские компании расширяют присутствие на рынке ЕС — одного из основных потребителей филе минтая. Ранее в этой нише лидировал Китай, который закупает сырье у нас и пускает его в производство продукции для Европы. И к нам возвращался наш же минтай, реэкспортом. Рассчитываем, что тенденция развития собственной переработки в России будет усиливаться. При этом объем поставок за границу России в натуральном выражении снизился, по свежей оперативной статистике. За полгода, по предварительным данным Росстата, экспорт уменьшился на 10,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 838 тыс. тонн. Замечу, что процесс переориентации потока рыбной продукции начался с момента введения контрсанкций, а сейчас идет изменение в структуре самого экспорта. Растет объем поставки переработанной рыбы. Российские компании расширяют присутствие на рынке ЕС — одного из основных потребителей филе минтая. Ранее в этой нише лидировал Китай, закупающий сырье у нас и пуская его в производство продукции для Европы. Причем к нам возвращался наш же минтай, реэкспортом. Рассчитываем, что тенденция развития собственной переработки в России будет усиливаться, когда начнет работать механизм инвестиционных квот».
В свою очередь руководитель ВАРПЭ Александр Фомин заявляет, что «потребление  рыбы  в России упало по разным оценкам на 2-3 кг».
При этом официальная статистика (данные Росстата) говорит, что объем поставок рыбной продукции за пределы Российской Федерации за январь-февраль 2016 года составил 291,2 тыс. тонн, что на 39,3 тыс. тонн, или 15,6% больше аналогичного периода прошлого года. Рост экспорта происходил в основном за счет поставок мороженого минтая, который занимает 42,2% в структуре экспорта. Объем вылова минтая российскими рыбопромышленниками по состоянию на 1 марта составил 472,5 тыс. тонн, что на 45,6 тыс. тонн больше прошлогоднего показателя.
Если верить заявлению руководителя информационного агентства по рыболовству Александра Савельева, сделанному им "Интерфаксу": «По данным Дальневосточной железной дороги, за семь месяцев этого года во внутренние регионы страны отправлено лишь 352 тыс. тонн тихоокеанской рыбы, а данные Центра системы мониторинга рыболовства и связи свидетельствуют о том, что за этот период в Дальневосточном бассейне ее было выловлено 1 млн. 863,6 тыс. тонн… На Дальнем Востоке сконцентрировано 80% добываемой в России рыбы, и лишь 10% из нее перерабатывается в регионе. В основном дальневосточную рыбу отправляют на экспорт. В этом году только с Камчатки в Корею, Китай, Японию, Таиланд, Нидерланды экспорт рыбы вырос на 5,5% и в стоимостном выражении достиг $534,5 млн. В общей сложности зарубежным партнерам камчатские компании продали 247 тыс. тонн рыбопродукции… В 2015 году через дальневосточные таможни вывезено 1,206 млн тонн рыбы на $2,218 млрд. По сравнению с 2014 годом в стоимостном выражении поставки выросли на 1,2%, в натуральном - на 4,4%... При этом надо иметь в виду, что в этот объем экспорта не входит рыба, добытая российскими рыбопромысловыми судами в Мировом океане, то есть за пределами таможенной границы, и вывезенная в зарубежные государства без захода в российские порты».
А у меня нет оснований ему не верить, имеющиеся у меня данные по экспорту не расходятся с его данными.
Именно экспорт рыбной продукции  непосредственно из районов промысла без оформления на таможенной территории России с использованием упрощенной схемы оформления существенно влияет на расхождение в таможенной статистике России и стран импортеров нашей рыбы и позволяет так ловко манипулировать цифрами.  И этот поток за последние полгода только увеличивается.
Эксперты отрасли уже давно обращают внимание на этот порядок оформления, который создаёт широкие возможности для контрабанды. В итоге — объем налоговых поступлений, прежде всего от дальневосточной рыбной отрасли снижается, рыба на внутреннем рынке дорожает, должностные лица декларируют программы рыбного импортозамещения, а неучтенные доходы оседают на офшорных счетах за рубежом или в карманах коррумпированных чиновников.
По данным китайской таможенной статистики, например, в прошлом году, несмотря на информацию Росстата и ФТС России о снижении российского экспорта рыбы, отечественный бизнес поставил 15,28% от общего объема китайского импорта морепродукции. В КНР вывезено 873 тысяч тонн (примерно 1,3 млн тонн в сырьевом эквиваленте) на сумму  в 1,4 млрд долларов США. В структуре поставок, согласно официальной статистике, 86,8% заняла мороженая рыба, 6,2% – филе и прочее мясо рыб, 4% – ракообразные и моллюски, 1,3% – готовая или консервированная рыбная продукция.
Экспорт российской рыбы, выловленной в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне, не изменил своей сути. Несмотря на данные официальных ведомств о снижении объемов поставок за рубеж, экспортно-сырьевая направленность бизнеса в регионе сохраняется и во многом основана на «серых схемах», уловках и коррупции.
В прошлом году российские рыбаки выловили 4,4 миллиона тонн рыбы — рекорд последних 15 лет. Однако спрос на рыбную продукцию падает. В 2015-м потребление рыбы в России снизилось с 22,3 до 14 килограммов на человека. Это на шесть килограммов меньше минимума, рекомендуемого Минздравом. Согласно опросу населения, проведенному исследовательским центром «Ромир», россияне за год сократили свое рыбное меню в среднем на 12,2 процента.
Чиновники твердят о падении спроса. «Мы должны пропагандировать культуру потребления рыбы начиная со школ и детских садов», — говорил в сентябре прошлого года в интервью «Ленте.ру» министр сельского хозяйства Александр Ткачев. По его словам, также необходимо увеличивать госзакупки отечественной рыбы и продуктов ее переработки: это касается и армии, и других госучреждений. Вот тогда увеличится спрос и рыбу станет выгодно продавать внутри страны, утверждал министр.
Как же так случилось, что при рекордных уловах — 4,4 миллиона тонн, на пять процентов больше, чем показатель 2014 года, — на столах россиян рыбы стало меньше? Основная причина — рост цен. Рыба вошла в число товаров, подорожавших в 2015 году больше всего.

На потребительском настроении сказался не только рост цен. «Россияне следят за тем, что потребляют, они все больше ценят качество продуктов», — указывается в исследовании «Ромира».
Много претензий, например, высказывается в адрес замороженной рыбы. На ней слишком много ледяной глазури (при допустимых пяти процентах от общего веса), а в ткани добавляются влагоудерживающие фосфаты, в результате чего вес продукта увеличивается практически наполовину.
Еще одна беда рыбного рынка — фальсификат, когда дешевый вид выдают за дорогой, похожий по структуре и внешнему виду. Отличить, тем более в заморозке, один сорт от другого, под силу только специалисту.
Но главная беда связана прежде всего с тем, что рыба так и не были развернуты на Россию.
И господин Шестаков в данном вопросе, мягко говоря, лукавит, выдавая желаемое за действительное.
И на это указывает Олег Братухин, независимый эксперт Общественной палаты РФ: «На президиуме Госсовета президент потребовал, чтобы использование биоресурсов было направлено на благо населения всей страны, а не исключительно на благо крупнейших пользователей биоресурсов, которые извлекают и государственные льготы, и прибыль в собственный, зачастую зарубежный, карман, размер которых от 100 до 500 раз больше, чем они платят государству за биоресурсы… Росрыболовство выстраивает работу в интересах этих рыбных олигархов, которые много лет фактически обирали государство и общество».
В прочем, логику рыбаков достаточно легко понять. Если государственные чиновники бесконечно позволяют выставлять наше государство в качестве лоха, то почему бы этого лоха не развести?!
Но главный вопрос сейчас не только в этом.
Главный вопрос в том, как при таком отношении чиновников, при таких экспортных поставках все же решить вопрос по организации импортозамещения и накормить страну дешевой, но качественной рыбой.
И в данном случае следует вновь обратиться к старой доброй теме «прибрежке», которая после недавнего внесения некоторых изменений в российское законодательство способна «обрести новую жизнь» и стать одним из основополагающих моментов, краеугольных камней рыбного импортозамещения.
Вторым таким камнем может стать аквакультура. И хотя я всегда считал, то развитие аквакультуры в России не является приоритетным направлением, ведь объемы ежегодных уловов дикой рыбы позволяют не только полностью покрыть потребности населения страны, ее стратегических резервов, но и позволяют достаточно большое количество ВБР экспортировать за рубеж, то есть способны в полной мере решить две главные задачи: накормить население страны и существенно пополнить валютные резервы государственной казны. Тем не менее, при такой неудовлетворительной организации работы в главном рыбном ведомстве аквакультура способна частично сгладить возникшую проблему.
В частности, на мой взгляд, речь может и должна идти о морских деликатесах: головоногих моллюсках, крабах и любимых потребителями западной части нашей страны – семге и форели.
Именно на вопросы прибрежки и аквакультуры я постараюсь обратить свое и ваше внимание в ближайшее время.
И в качестве примера выберем для рассмотрения этих вопросов соседний с моим Приморский край, который является главной перевалочной базой российской дальневосточной рыбы, который имеет и собственную «прибрежку» и наметки аквакультуры, который руководство стран видит в ближайшие годы в качестве главной российской перерабатывающей базой для ВБР на российском Дальнем Востоке.
Если раньше здесь рыбу добывали и морепродуктами обеспечивали десятки, а может, сотни предприятий и колхозов, то сейчас число рыбаков можно пересчитать по пальцам двух рук. Количество же судов, занятых прибрежным рыболовством, и вовсе становится угрожающе низким. По итогам 2015 г., по данным администрации края, прибрежники из 15,5 тыс. тонн квот освоили 12 тыс., и в основном за счет неодуемых видов рыб.
«Пароходов практически не осталось, специалистов, способных работать в прибрежном рыболовстве, — тоже дефицит. Многие предприятия отказываются от этого вида промысла. Прибрежка умирает, — рискнул предположить Александр Ефремов, управляющий ГК «Доброфлот». — Мы держим свои два парохода в прибрежке — из-за субсидий краевого бюджета трехлетней давности. 100 млн рублей получили. Их вложили в цех переработки, закупили изотермические контейнеры и отремонтировали два МРС. Но это все равно нерентабельный проект».
«С точки зрения хозяйствующих субъектов получается парадокс. Экспорт живых биоресурсов, добытых прибрежными предприятиями, — наименее затратное мероприятие. А переработка на берегу требует инфраструктуры, людей и т.п. Однако то, что более эффективно для прибрежного рыболовства, — запрещается. Менее — разрешается. Парадокс усиливается и в новом законодательстве. Встает вопрос: стоит ли тогда вообще заниматься прибрежкой», — поделился мнением Андрей Темных, генеральный директор ЗАО «Восток Джапан».
«Рыбак у нас — главный шпион и террорист. Очень остро стоят вопросы оплаты подхода-отхода судна, оплаты треков технических средств контроля (ТСК). Судам, которые не обязаны иметь ТСК, по факту запрещают работать ночью. Проблем в прибрежном рыболовстве много», — такое мнение высказал Виктор Анисимов, начальник отдела рыболовства и сохранения ВБР департамента рыбного хозяйства края.
Андрей Темных: «Пограничники заставляют приходить в светлое время суток. Как его определить? Пришло судно в сумерки — мол, опоздал — штраф. В иной раз приходит — его не встречают, но потом доказывай, что не ночью выгружался».
Федор Новиков: «Проблема с пограничниками огромная. В Хасанском районе поймали полторы тонны минтая, попалось и штук 20 трески. На рыболовном сейнере этого не было видно при пересыпке. Начали на берегу перевешивать, нашли. Штраф 5 тыс. В Каменке перевешивают на берегу морскую капусту, идут в цех — и снова перевешивают. Длинная и никому не нужная история».
И так далее.
Проблем много и зачастую это проблемы субъективные, создаваемые на пустом месте конкретными людьми, конкретными руководителями.
Хотя есть и проблемы объективные.
К примеру, в Приморье для обеспечения рыбой в первую очередь местного населения предполагалось создать пять рыбных рынков - два во Владивостоке, по одному в Находке, Артеме и Уссурийске. «Власти последних трех городов,- говорит Елена Купцова, главный консультант отдела анализа, оценки и прогнозирования департамента рыбного хозяйства края, - не видят в своих владениях мест для базара. Проект продвигается только в приморской столицеСоздание рыбного рынка является частью программы развития рыбного хозяйства. Из-за сложных экономических условий финансирование в объеме 5 млн рублей на рынок в этом году убрали. Тем не менее определены два места во Владивостоке — ул. Татарская,1 и Корабельная набережная, 24. На Татарской ООО «ДВ-Комбинат» подготовило эскизный проект, но из-за протеста прокуратуры дальнейшая работа оказалась невозможной. Вернуться к данному вопросу можно после согласования проектов строительства железнодорожных путей и ВКАД. Что касается набережной, то там вопросом занимается администрация Владивостока. Она провела работу по оформлению земельных участков в собственность, последний был оформлен в мае этого года».
«Дороговизна рыбной продукции — одна из основных проблем. При этом рыба часто бывает не первой свежести, а перемороженная по нескольку раз. Специализированный рыбный рынок нужен, вопрос в том, как в нем будут контролироваться цены», — говорит Дмитрий Легкий, советник генерального директора ОАО «Владивостокский морской рыбный порт».
Федор Новиков: «Два года назад я предлагал сделать рынок на Патрокле. Сейнеру подойти с Уссурийского залива — 40 минут, можно привезти рыбу с мыса Поворотного. В районе есть озеро — давайте завезем сазанов, карасей, сделаем как в Японии, чтобы можно было ловить рыбу на удочку. Мне ответили: ваше предложение не вписывается в теорию большого рынка. Зато хотят сделать большой, красивый магазин с живой рыбой. А зачем? Сегодня чуть ли не на каждом рынке есть рыбный отдел, только на Спортивной таких четыре. Этого вполне достаточно для удовлетворения спроса населения. Другой вопрос — определиться по стратегии, чтобы и населению было хорошо, и рыбакам выгодно. Пока бизнесу проще сдавать продукцию определенным структурам. Я знаю нескольких рыбаков, кто сбывает рыбу в совхоз в поселке Оленьем: на весы поставили, в банк упали деньги, а рыба ушла в Братск, Иркутск. А во Владивостоке никто не хочет заниматься закупом наваги, пеленгаса и других видов рыб. Насильственное строительство специализированного магазина этого не изменит, бизнес сам должен создать каналы сбыта рыбной продукции населению по адекватным ценам».
Для решения части из этих вопросов и не только этих в Приморье предполагается создание рыбного кластера.
Александр Васьков, первый вице-президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья: «Один рыбный порт Владивостока переваливал 1,8 млн тонн на приемку и 1,2 млн на выгрузку. Береговая переработка пять лет назад производила порядка 200 тыс. тонн продукции. Сколько можно отсюда вывезти рыбы железной дорогой — оценок нет, но, надо полагать, объемы могут быть огромными. То есть без каких-либо капитальных вложений можно развивать кластер, только надо сосредоточиться на кластерных отношениях».
Петр Самойленко, кандидат политических наук, доцент ДВФУ, эксперт Российского института стратегических исследований: «Проблема создания эффективных проектов, связанных с рыбным комплексом, упирается в необходимость смены модели хозяйствования – необходимо уходить от сырьевых принципов и переходить к глубокой переработке рыбы и созданию комплексов марикультуры. При этом очевидно, что подобные проекты совсем не обязательно должны носить характер глобальный – главное это системная работа со стороны власти, стремление изменить существующую экономическую структуру в пользу более эффективных моделей, «вписав» их в существующую экономическую модель того или иного дальневосточного региона. Для Приморского края, в экономике которого рыбохозяйственный комплекс традиционно играет существенную роль, значимость данной проблематики будет только возрастать, и власти необходимо срочно создавать эффективные модели «рыбацкого хозяйствования»…»
Говорит о кластере и Илья Шестаков: «В проекте размещение промышленного парка предполагается в Приморском крае, недалеко от Владивостока. На его территории будут построены флагманский завод и завод по производству полуфабрикатов. Здесь же может быть создан многоцелевой перерабатывающий комплекс, включая производство так называемых инновационных продуктов. Сейчас безотходная система работы различных производств, не только рыбной направленности, — мировой тренд. Речь идет о создании индустрии по производству специализированной пищевой продукции из водных биоресурсов, биологических активных добавок и множества других полезных продуктов, повышающих качество жизни. Такие производства уже появляются в других регионах. Например, на Сахалине летом заработал рыбокомбинат, в сутки там перерабатывают на рыбий жир и муку более 60 тонн сырья. На предприятии установлено 90% российского оборудования».
Теперь об аквакультуре…
Учитывая, что после введения Россией продовольственного эмбарго в отношении ЕС, США и некоторых других стран ввоз рыбы из них прекратился, в распоряжении потребителей оказалось почти в три раза меньше иностранной продукции.
Если раньше мы импортировали 86 тыс. т свежей и охлажденной рыбы в год, причем основным поставщиком была Норвегия (60 тыс. т), то в первый постсанкционный год было ввезено всего 30 тыс. т этого товара, в основном с Фарерских островов (20 тыс. т). Таким образом, остро встал вопрос об импортозамещении.
Однако, по данным Росстата, в 2016 году резко упало производство живой рыбы: всего 136 тыс. т за первое полугодие, что составляет 44,3% от результатов соответствующего периода прошлого года. Федеральная служба государственной статистики также приводит показатели по производству живой рыбы с 2010 года: цифра колеблется от 540 тыс. до 740 тыс. т в год. В 2015 году, например, было произведено 560 тыс. т живой рыбы.
Пресс-служба Федерального агентства по рыболовству, комментируя отчет Росстата, отметила, что некоторый провал в производстве живой рыбы может быть связан с тенденциями рынка: покупатели всё больше отдают предпочтение продукции, максимально подготовленной к употреблению. В целом же, по статистике Росрыболовства, объемы аквакультурной рыбной продукции (то есть рыбы, выращенной в искусственных и естественных водоемах) растут.
По итогам первого полугодия производство показывает прирост в 31,5% по отношению к аналогичному периоду 2015 года — 51,5 тыс. т (за первое полугодие 2015 года произведено 39,1 тыс. т). При этом основное изъятие рыбы происходит во втором полугодии. По итогам 2015 года выращено 153 тыс. т продукции аквакультуры.
При всем этом Минздрав РФ утвердил новые рекомендации по здоровому питанию. В соответствии с ними нужно употреблять больше рыбы и морепродуктов — 22 кг в год.
Напомню, по тем же данным Минздрава в прошлом году россияне потребили всего 15 кг рыбы на душу населения.
Цифры говорят сами за себя.
Более подробно о проблемах «прибрежки» и «аквакультуры» поговорим позднее…

О СОСТОЯНИИ РЫБНОЙ ОТРАСЛИ РОССИИ. Ч.5-1
nik_aleks
Меньше всего нареканий у рыбаков вызывает деятельность Федеральной таможенной службы. Однако анализ экспорта за 2012, 2013, 2014 г.г. и первый квартал 2015 года показывает, что именно ФТС вызывает больше всего нареканий в части организации контроля за экспортируемой продукцией.
Связано это в первую очередь с несовершенством российского законодательства.
Основным документом определяющим порядок оформления ВБР является Постановление Правительства Российской Федерации от 19.03.2008 № 184 «О Порядке оформления судов рыбопромыслового флота, уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них рыбной и иной продукции и государственного контроля в морских портах в Российской Федерации, принятого для упрощения захода (выхода) судов рыбопромыслового флота в морские порты в Российской Федерации, вывозится на экспорт без проведения физического контроля, соответственно рыбопродукция проходит частичный (только документарный) контроль.
Другим документом определяющим порядок оформления ВБР является Приказ ФТС России от 02.04.2012 года №615 «Об организации работы по проведению проверок соблюдения актов валютного законодательства РФ и актов органов валютного регулирования при осуществлении внешнеэкономической деятельности.
Третьим документом является «Временная инструкция о действиях должностных лиц таможенных органов при организации и проведении таможенного досмотра (осмотра) до выпуска товаров.
Требования, предъявляемые к оформлению судов и уловов ВБР, ограничивают 3 часами время оформления судов и уловов ВБР как при их ввозе, так и при экспорте.
При этом контроль за вывозимой продукцией в большей части сводится к документальному.
При этом вес и количество рыбы и рыбной продукции, находящихся в грузовом помещении трюма, как правило, определяется расчетным способом.
Основной объем экспорты ВБР в ДВТУ оформляется через Владивостокскую таможню.
Согласно данным ДВТУ при оформлении уловов ВБР на таможенных постах Владивостокской таможни в 2012 году было проведено 4 досмотра товаров, в 2013 году – 6, в 2014 году досмотр проводился 1 раз. При этом экспертиза товаров, отбор проб и образцов не производился ни разу. В ходе мониторинга процессов таможенного декларирования ВБР по ДТ № 10702020/301014/0037162 (ООО «Айруп») и ДТ № 10702020/160215/0003851 (ЗАО "РЫБОЛОВЕЦКИЙ КОЛХОЗ "ВОСТОК-1") были выявлены риски возможного заявления недостоверных сведений о декларируемых товарах с целью уклонения от уплаты таможенных платежей в полном объеме.
В первом случае в результате таможенного осмотра товаров нарушений законодательства не выявлено. По результатам проведения дополнительной проверки документов и сведений таможенная стоимость товаров скорректирована, сумма дополнительно начисленных таможенных платежей составила 424 646.64 руб. Во втором случае в результате таможенного досмотра выявлено несоответствие весовых характеристик товара, в связи с чем, 21.02.2015 таможенным органом отказано в выпуске товара. Отобраны пробы и образцы товара, назначена экспертиза товара (Решение о назначении таможенной экспертизы от 17.02.2015 № 10702020/170215/ДВ/000049). Согласно заключения таможенного эксперта № 05/005480 от 10.0.32015 представленные образцы идентифицированы, как варено-мороженные секции крабовых конечностей, изготовленные из крабов-стригунов рода CHIONOECETES вида краб-стригун японикус, что соответствует заявленным сведениям в ДТ.
По вновь поданной ДТ № 10702020/260215/0005170 по результатам проведения дополнительной проверки документов и сведений принята заявленная таможенная стоимость товара.
В 2012 году должностными лицами ОВК таможни проведено 12 проверок соблюдения актов валютного законодательства в отношении ОАО «ТУРНИФ».
В 2013, 2014, первом квартале 2015 года проверки в отношении участников ВЭД, занимающихся экспортом ВБР по направлению валютного контроля не проводились.
По данным Дальневосточного таможенного управления в 2013 году экспорт продукции морского промысла через таможни Дальнего Востока составил 1,4 млн тонн стоимостью 2,41 млрд долларов США. В структуре товарооборота преобладает рыба мороженая, доля которой в экспорте из России в Китай достигает 99%, в Республику Корея – 86%, в Японию – 75%. При этом, в Китай и Республику Корея экспортируется преимущественно более дешёвая мороженая рыбопродукция с низкой степенью переработки (минтай, сельдь).
К примеру, в августе 2012 года Южная Корея подготовила единый список российских рыбоперерабатывающих предприятий и судов – поставщиков рыбы и рыбной продукции, в том числе пищевых рыбных субпродуктов, в Республику Корея. В итоговый документ вошло 459 российских поставщиков рыбы, рыбной продукции и рыбных субпродуктов. По разным оценкам, на сегодняшний день корейские предприятия контролируют российские рыбопромысловые компании на Дальнем Востоке с объемом квот до 200 тыс. тонн водных биоресурсов (в собственных водах корейцы добывают всего около 40 тысяч тонн).
Так, корейские Sajo Industries и SajoDaerim Corporation значились учредителями ООО «Орион», ООО «Оладон» и ООО «Поллукс». Эти компании также имеют прямое отношение к российским ООО «Хабаровская рыбопромышленная компания» и ООО «Дальтрансфлот» и некоторым другим. А Hansung Enterprise была замечена в сговоре не только с ООО «Антарес», ООО «Уссури» и ОАО ДМП, но также и с ООО «Аян». Сеульская Silla Co LTD развернулась чуть скромнее, перепродав свою приморскую компанию некоему ООО «Парус», единственным владельцем которого значится гражданин Хе Ден Хи.
В 2014 году российский вылов составил 4,215 млн. тонн. При этом экспорт рыбы и морепродуктов снизился до 1704,4 тыс. тонн, что на 178,9 тыс. тонн (9,5%) меньше, чем в 2013 году. Импорт также уменьшился по сравнению с показателем 2013 года на 12,8% – до 884,8 тыс. тонн.
Сегодня через дальневосточные таможни вывозится 93% натуральных и 86% стоимостных объемов ВБР. В 2013 г. экспорт морепродукции в натуральном выражении вырос на 2% (1,4 млн. тонн), а в стоимостном – на 6% (2,4 млрд. долл.) при незначительном росте таможенных платежей (3,6 млрд. руб.). Последнее обстоятельство связано с поэтапным обнулением вывозных пошлин, предусмотренным обязательствами России при вступлении в ВТО. Ведущими импортерами ВБР остаются Китай (около 60%) и Республика Корея (35%), в то время как на Японию приходится 4%, поскольку туда поставляются в основном ценные виды (лососевые и ракообразные).
Вместе с тем негативным фактором остается сырьевая направленность экспорта. Сегодня доля мороженой рыбопродукции с низкой степенью переработки достигает 99% (КНР), 75% (Япония) и 8% (Южная Корея). Причем если в Китай и Корею вывозятся более дешевые виды рыбы (минтай и сельдь средней стоимостью 1,2 долл. и 1,8 долл. за кг, соответственно), то в Японию, наоборот, - более ценные (лососевые), средняя стоимость которых 4,3 долл. за кг3.
Об объемах незаконного экспорта российских водных биоресурсов свидетельствуют расхождения статистики экспорта из РФ с данными основных стран – импортеров.
В товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза морепродукция, перемещаемая через таможенную границу, декларируется по 8 товарным позициям: 0301 «Живая рыба», 0302 «Рыба свежая или охлажденная, за исключением рыбного филе и прочего мяса рыбы товарной позиции 0304», 0303 «Рыба мороженая, за исключением рыбного филе и прочего мяса рыбы товарной позиции 0304», 0304 «Филе рыбное и прочее мясо рыбы (включая фарш), свежие, охлажденные или мороженые», 0305 «Рыба сушеная, соленая или в рассоле; рыба горячего или холодного копчения; рыбная мука тонкого и грубого помола и гранулы из рыбы, пригодные для употребления в пищу», 0306 «Ракообразные, в панцире или без панциря, живые, свежие, охлажденные, мороженые, сушеные, соленые или в рассоле; ракообразные в панцире, сваренные на пару или в кипящей воде, охлажденные или неохлажденные, мороженые, сушеные, соленые или в рассоле; мука тонкого и грубого помола и гранулы из ракообразных, пригодные для употребления в пищу», 0307 «Моллюски, в раковине или без раковины, живые, свежие, охлажденные, мороженые, сушеные, соленые или в рассоле; моллюски копченые, в раковине или без раковины, не подвергнутые или подвергнутые тепловой обработке до или в процессе копчения; мука тонкого и грубого помола и гранулы из моллюсков, пригодные для употребления в пищу», 0308 «Водные беспозвоночные, кроме ракообразных и моллюсков, живые, свежие, охлажденные, мороженые, сушеные, соленые или в рассоле; водные беспозвоночные, кроме ракообразных и моллюсков, копченые, не подвергнутые или подвергнутые тепловой обработке до или в процессе копчения; мука тонкого и грубого помола и гранулы из водных беспозвоночных, кроме ракообразных и моллюсков, пригодные для употребления в пищу».
Как показывает анализ данных внешнеторговой статистки, основными партнерами России в торговле рыбопродукцией являются 5 стран: Китай, Норвегия, Республика Корея, США и Япония. Среди всех стран мира, импортирующих российскую морепродукцию, на них приходится около 90% объемов и более 85% стоимости продукции. Доля этих стран в торговле с Россией по сравнению с остальными странами за последние 15 лет имела тенденцию к увеличению. Следует отметить, что в торговле биоресурсами существенно возросла доля Китая и Республики Корея при одновременном уменьшении доли Японии, США и Норвегии. Расхождения представляют собой разность между объемами импорта рыбопродукции страной-контрагентом из России и объемами вывоза такой продукции из России по выбранной товарной позиции.
Как показывает практика, основными объектами незаконного промысла в Дальневосточном бассейне являются ракообразные (крабы). Причем основным их импортером является Япония, что связано как с удобным географическим положением, так и с созданием в местных портах благоприятных условий для браконьеров. Незначительные расхождения получены по свежей и охлажденной рыбе, обработанной рыбе товарной позиции 0305 и мороженой рыбе (только в 2008 г.). По остальным категориям товаров наблюдается превышение объемов японского импорта из России надо объемами российского экспорта в Японию. Отметим, что количество российской мороженой рыбы, продаваемое на японском рынке, в 1,4 раза превышает объемы экспорта, относительно ракообразных такое превышение составляет 7 раз, что предполагает, что количество вывезенных без таможенного оформления ракообразных в среднем в 6 раз превышают объемы официального экспорта.
Основным экспортным продуктов дальневосточных рыбных компаний является минтай и продукция его переработки, а ключевые предприятия отрасли являются членами Ассоциации добытчиков минтая.  Несмотря на снижение объемов экспорта, минтай в 2014 году по-прежнему занимает ведущие позиции.  Основные поставки минтая в основном идут на внешний рынок. Цена на внешнем рынке держится в пределах в пределах 1350-1400 долларов США за тонну.
С января по ноябрь 2014 года поставки мороженого минтая российского производства в Японию составили 0,38 тыс. тонн, но при этом средняя цена поднялась на 39%, составив более 195 иен/кг.  Объем экспорта мороженого минтая из России в Китай, который остается основным рынком российской продукции и проявляет наиболее активный и платежеспособный спрос, продолжая активное производство филе для экспорта в Европу и Северную и Южную Америку, за январь-ноябрь составил 490,3 тыс.тонн, при этом средний уровень цен поднялся за 11 месяцев на 3%, составив около US$1,40/кг.  В этих условиях, учитывая девальвацию российской валюты, добытчики минтая заинтересованы в сохранении экспортной направленности бизнеса, заявляя о бесперспективности поставок этой рыбы на российский рынок в связи с отсутствием потребительского спроса.
В России оптовые цены на минтай б/г размера 25+ с 15.07.2014 по 15.12.2014 выросли на 68,5% с 54 рублей до 91 рубля за кг (со склада во Владивостоке).
Одним из наиболее востребованных экспортных продуктов является икра минтая.  В период с января по ноябрь 2014 года отмечается увеличение российского экспорта данной продукции в Японию на 19% до 24,5 тысяч тонн,  при снижении средней цены на 18% ниже 800 иен/кг.  Поставки российской икры минтая в Южную Корею за 11 месяцев 2014 года увеличились на 1%, составив 11,1 тыс.т, при этом средняя цена за этот период снизилась на 18%, опустившись до US$5,30/кг.  Объем экспорта минтаевой икры в КНР увеличился на 2%, составив около 3,9 тыс.т, а средняя цена упала на 12% до менее US$8,00/кг.  Как показывает мировая практика, столь значительное снижение цен на всех основных экспортных рынках традиционно является следствием избыточного предложения.  При несоответствии роста объема поставок икры минтая в КНР и Южную Корею масштабам снижения цен это может объясняться значительными поставками на рынок нелегально добытой продукции, поскольку других факторов, способных так повлиять на ценовую конъюнктуру рынка не отмечено.
Основным направлением по поставкам сельди остается внешний рынок. Основной объем улова продукции уходит на экспорт. Поставки мороженой сельди российского производства в Японию за январь-ноябрь сократились на 2% по сравнению с 2013 годом, составив несколько менее 4,9 тыс.тонн. Средняя цена импорта за январь-ноябрь фактически осталась на уровне 2013 г., составив около 115 иен/кг, причем в октябре она тоже была на этом уровне, но в ноябре поднялась на 19% и составила более 135 иен/кг (более US$1,20/кг), на 28% превысив уровень 2013 г. Объем японского импорта мороженого филе российской сельди за январь-ноябрь увеличился на 4% до 0,26 тыс.т.  Средняя цена импорта поднялась при этом на 15% и достигла более чем 270 иен/кг, причем в октябре она была на уровне 300 иен/кг, а в ноябре упала на 21% и опустилась до менее 245 иен/кг (менее US$2,80/кг), но оказалась на 27% выше, чем в 2013 г.
Емкость российского рынка в пересчете на мороженую сельдь оценивается примерно в 430 тыс. тонн. На долю отечественных рыбаков до введения санкций приходилось не более 240 тыс. тонн при среднем годовом вылове в 2012-2013 годах в районе 470 тыс. тонн: 100 тыс. тонн – в Северном бассейне, 370 тыс. тонн – в Дальневосточном. Больше половины дальневосточного улова (примерно 230 тыс. тонн) экспортировалось в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, остававшийся объем по большей части расходился еще до Урала, и до центральных регионов довозилось не так много рыбы. При этом в Российскую Федерацию поступал большой объем импортной сельди, преимущественно из Норвегии, как в мороженом виде, так и филе. В пересчете на сырец объемы этих поставок превышали 190 тыс. тонн в год. Получается, что потребность внутреннего рынка на 45% удовлетворялась за счет зарубежных поставок сельди.
Поставки мороженого тихоокеанского лосося российского производства в Китай (не включая поставки нерки) за январь-ноябрь составил около 21,55 тыс.т, в стоимостном выражении достигнув US$60,1 млн..  При этом средняя цена импорта поднялась на 53% по сравнению с 2013 годом и составила около US$2,80/кг, однако в ноябре она находилась на уровне US$2,10/кг, что на 8% выше показателя прошлого года.
Японский импорт мороженого лосося из России за январь-ноябрь составил около 26,5 тыс.т.  При этом импорт нерки составил 20,71 тыс.т, а средняя цена импорта (СИФ) поднялась на 5% до уровня около 680 иен/кг. В октябре цена находилась на уровне 740 иен/кг, но в ноябре снизилась до уровня менее 720 иен/кг (US6,45/кг по среднему курсу ноября).  Поставки я Японию мороженого кижуча российского производства за январь-ноябрь 2014 года выросли практически втрое (+196%) по сравнению с прошлым годом и составили 2,25 тыс.т. Средняя цена импорта поднялась на 7%, достигнув уровня около 435 иен/кг, но при этом в октябре и ноябре цены были существенно выше, составляя около 475 иен/кг (около US$4,25/кг). Импорт кеты и других видов мороженого лосося российского производства за январь-ноябрь составил 3,53 тыс.тонн, а средняя цена импорта выросла на 20%, составив более 405 иен/кг.

О СОСТОЯНИИ РЫБНОЙ ОТРАСЛИ РОССИИ. Ч.4-2
nik_aleks
Данная ситуация выгодна как недобросовестным представителям российского бизнеса, так и сопредельным государствам, в ущерб экономическим интересам России.
Китайский капитал, заинтересованный в сохранении существующей ситуации, делает ставку на судоремонт старых российских судов, при этом,  обновляя свой морской, океанический рыбодобывающий и транспортный флот с тем, чтобы расширить использование запасов морских биологических ресурсов в 200-мильных зонах иностранных государств и в открытой части Мирового океана. Одновременно с этим китайский капитал активно финансирует наиболее затратные статьи расходов российского промысла, начиная от заправки судов топливом и заканчивая обеспечением членов экипажей продуктами питания. Все это дает возможность представителям китайского бизнеса стать совладельцами, а зачастую и реальными собственниками российских рыболовных компаний, активно влиять на российскую рыболовную политику на Дальнем Востоке. Китайские промышленники активно скупают еще не добытую рыбу непосредственно в районах промысла, которая впоследствии доставляется в Китай для глубокой переработки.
Основная часть рыбопродукции, в силу положений постановления Правительства Российской Федерации от 19.03.2008 № 184 «О Порядке оформления судов рыбопромыслового флота, уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них рыбной и иной продукции и государственного контроля в морских портах в Российской Федерации» (далее - постановление Правительства Российской Федерации № 184), принятых для упрощения захода (выхода) судов рыбопромыслового флота в морские порты в Российской Федерации, вывозится на экспорт без проведения физического контроля, соответственно рыбопродукция проходит частичный (только документарный) контроль. Данный Порядок ограничил 3 часами время оформления судов и уловов ВБР как при их ввозе, так и при экспорте, а также исключил Россельхознадзор как орган, осуществляющий контроль поднадзорной продукции.
Между тем, ясно то:
1.            Трёхчасовое оформление рыбопродукции не позволяет осуществить должный контроль в трюмах судов, заполненных несколькими тысячами тонн рыбопродукции. 
2.            Продукция оформляется по результатам документарного контроля, а физический контроль ограничивается досмотром видимой части продукции в трюмах судов, либо при перегрузах (пограничными и таможенными органами).
3.            Контроль пограничными и таможенными органами осуществляется только в трюмах судов без идентификации вида водных биоресурсов, с учётом расчётов количества и веса продукции исходя из данных объёмов трюмов, осадки судна и т.д.
Все это, с учетом недобросовестности  многих российских рыбодобывающих компаний, создаёт почву для незаконной организации «серых» схем экспорта рыбопродукции недобросовестными рыбопромышленниками. В частности, при вывозе нескольких тысяч тонн продукции из минтая можно в трюмах под видом минтая мороженого (стоимость одной тонны которого на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона составляет 1200–1600 долларов США) экспортировать икру минтая ястычную мороженую (стоимостью до 5500 долларов США за тонну) или неучтённую продукцию из особо ценных видов водных биоресурсов, таких как краб, креветка, гребешок, трубач и т.д., стоимость которых может составить от 6 до 50 и выше долларов США за один килограмм.
Данные экспорта рыбопродукции из Приморского края и Сахалинской области указывают на то, что:
- в 2012 году экспортировано 1181,285 тыс. т рыбопродукции: из них 962,461 тыс. т экспортировано в порядке, предусмотренном постановлением Правительства Российской Федерации от 19.03.2008 № 184 (данная рыбопродукция прошла только документарный контроль) и 218,824 тыс. т экспортировано с территории России (данная рыбопродукция прошла все установленные виды контроля);
- в 2013 году экспортировано 1333,4544 тыс. т рыбопродукции; из них 1064,62262 тыс. т экспортировано в порядке, предусмотренном постановлением Правительства Российской Федерации № 184, и только 268,83178 тыс. т экспортировано с территории России;
- за шесть месяцев 2014 года экспортировано 814,35 тыс. т., из них 622,9755214 тыс. т. экспортировано в порядке, предусмотренном постановлением Правительства Российской Федерации № 184, и только 191,3735652 тыс. т экспортировано с территории России.
Таким образом, 81,5 % в 2012 году, 80 % за 2013 год, и 76,5 % за первое полугодие 2014 года рыбопродукции экспортировано в порядке, установленном постановлением Правительства Российской Федерации № 184, т.е. без поступления данной рыбопродукции на территорию России и, соответственно, не прошедшей физический контроль, который позволяет идентифицировать продукцию. И только 18,5 % в 2012 году, 20 % за 2013 год, и 23,5 % за первое полугодие 2014 года от общего объема рыбопродукции экспортировано с территории России с прохождением данной продукцией всех установленных видов контроля в порядке, предусмотренном актами Таможенного союза.

Например: партии рыбопродукции, выловленные российскими судами, экспортируются в КНР и Республику Корея по фиктивным контрактам с фирмами, находящимися в оффшорных зонах или   в третьих государствах (Панама, Белиз, Виргинские острова, Сингапур,    Гонконг и др.), а затем реализуются на территории КНР и Республики Корея  уже  по  более  высоким  ценам,  отличным  от  тех  цен,  которые  указаны  в контрактах. Скрытая таким образом от налогообложения прибыль «оседает» в оффшорных зонах.
Как свидетельствуют данные по экспорту морепродукции предприятиями Приморского края и Сахалинской области, в 2013 году на экспорт всего было отправлено 1 333 406, 63066 тонн, из них 646 549, 54739 тонн (то есть, 48,49%) были поставлено покупателям в оффшорах.  При этом из 203 компаний-экспортеров 64 фирмы отправили в оффшоры 100% продукции, 38 компаний – от 50 до 99%, 27 предприятий – от 1 до 50%. Данные за первое полугодие 2014 года выглядят следующим образом: всего отправлено на экспорт 814 349,08657 тонн морепродукции, из них в оффшоры – 352 697,82802 тонны (43,31%).  Из 154 компаний-экспортеров полностью на оффшоры отправляли продукцию 29 фирм, 27 предприятий экспортировали в оффшоры более 50% продукции, 14 компаний – менее 50%, а 54 фирмы продукцию в оффшоры не отправляли.
При осуществлении пограничного ветеринарного контроля территориальным Управлением Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области:
В 2012 году осмотрено и оформлено рыбопродукции:
- при ввозе на Таможенную территорию ТС – 11353 партий, общим весом 247637,87 т из них 74,82 % мясопродукции.
- при вывозе с Таможенной территории ТС – 46493 партий, общим весом 1 219 618,6 т.
- при перевозках по территории ТС 75579 партий, общим весом 1 394 987,9 т
- при поставках в страны СНГ – 86 партий, общим весом 2 338,3 т.
В 2013 году осмотрено и оформлено рыбопродукции:
- при ввозе на Таможенную территорию ТС – 10862 партии, общим весом 217801,99 т из них 77 % мясопродукции.
- при вывозе с Таможенной территории ТС – 49547 партий, общим весом 1 337 682,51 т.
- при перевозках по территории ТС 80085 партий, общим весом 2 613 450,92 т
- при поставках в страны СНГ – 269 партий, общим весом 6 362,98 т.
За 9 месяцев 2014 года осмотрено и оформлено рыбопродукции:
- при ввозе на Таможенную территорию ТС – 571 партия, общим весом 24 904,188 т.
- при вывозе с Таможенной территории ТС – 6 250 партий, общим весом 985 039,38 т.
- при перевозках по территории ТС – 42 133 партий, общим весом 1 823 123,3 т
- при поставках в страны СНГ – 7 партий, общим весом 237,4 т.
За 2013 год отказы в оформлении выдаче сертификатов 5i составили не более 1,5 %, сертификатов здоровья не более 0,7 % от общего количества выданных сертификатов; за 9 месяцев 2014 года отказы в оформлении сертификатов 5i составили не более 0,8 %, сертификатов здоровья – не более 0,6 %.
Ситуация в 2015 и первой половине 2016 г.г. ничуть не изменилась. Большинство поставляемой за рубеж рыбопродукции фактически уходит туда без всякого контроля со стороны государства. И сегодня никто не может назвать реальные цифры по вылову и экспорту российских ВБР.

О СОСТОЯНИИ РЫБНОЙ ОТРАСЛИ РОССИИ. Ч. 4-1
nik_aleks
Деятельность Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному контролю на протяжении последних пяти лет вызывает бурную критику со стороны рыбацкого сообщества. В этом преуспевают различные рыбацкие объединения, в первую очередь Ассоциация добытчиков минтая и Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных объединений, предпринимателей и экспортеров, которые обвиняют службу в тщательных проверках, затягивающих сроки оформления документов.
Однако, как показывает практика ранее именно Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному контролю наиболее часто выявляла нарушения, допускаемые предприятиями рыбохозяйственного комплекса при осуществлении своей деятельности по вылову, транспортировке, экспорту ВБР.
Об этом говорят материалы уголовных дел, заведенных после проверок специалистами Россельхознадзора уловов отправляемых на экспорт.
Для примера, выдержка из материалов уголовного дела №601600, возбужденного отделом дознания Владивостокского ЛУ МВД России на транспорте по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.256 УК РФ: «30.03.2012 на судне ТР «Гармония» в порт Владивосток грузоотправителем ЗАО «Остров Сахалин» поставлены пищевые продукты изготовителя БАТМ «Анива», принадлежащего ЗАО «Остров Сахалин»: минтай б/г мороженный, 22721 место, масса нетто 499862 кг, согласно коносаменту от 19.03.2013 года №GA1304-01, удостоверению качества и безопасности изготовителя БАТМ «Анива», ЗАО «Остров Сахалин», от 19.03.2013 №27. Грузополучателем продукции является ЗАО «Остров Сахалин»…
Всего в партии продукции: минтая б/г мороженного изготовителя БАТМ «Анива», ЗАО «Остров Сахалин», поступившего в порт Владивосток на ТР «Гармония», находится минтай б/г мороженный, не имеющий документов, подтверждающих его происхождение в количестве 67034 кг.
Согласно постановлению Правительства РФ от 26.09.2000 года №724 «Таксы для исчисления размера ущерба» такса за один выловленный экземпляр минтая составляет 50 рублей, исходя из этого ущерб, причиненный водным биоресурсам, составляет не менее 3351700 рублей, что является крупным ущербом.
Таким образом, установлено, что на БАТМ «Анива» в марте 2013 года производился незаконный вылов минтая, и осуществлялось сокрытие от государственного учета реальных объемов производства продукции. В действиях работников ЗАО «Остров Сахалин» усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного п. «а» ч.1 ст. 256 УК РФ…
Анализ документов показывает, что на судне БАТМ «Анива» вылавливается большее количество рыбы, чем то, которое передается в судовых суточных донесениях (СДД), и работники судна или компании занимаются «работой с цифрами». Из неучтенного сырца сверх данных СДД производится продукция, которая изготавливается с учетом полного цикла, то есть она маркируется так же как и законно выловленная продукция…
В ходе осмотра актов отгрузки на ТР «Гармония», ТР «Капитан Макеев» и ТР «Грин Тундра» имеются расхождения в количестве выловленной и отгруженной продукции…
Так установлено, что в холодильнике ООО «Дальрыбпорт» находится минтай б/г мороженный изготовителя БАТМ «Анива», ЗАО «Остров Сахалин» с датой изготовления 15.03.2013 года, массой нетто 108856 кг. Согласно ССД БАТМ «Анива» 15.03.2013 года на данном судне изготовлено минтая б/г мороженного в количестве 94930 кг, т.е. в объеме меньшем, чем находится на хранении в холодильнике в порту Владивосток. Кроме того, минтай б/г мороженный с датой изготовления 15.03.2013 года вывезен в КНР в марте 2013 года на ТР «Грин Тундра» по коносаменту от 28.03.2013 года №GT0313-09 и удостоверению качества изготовителя ЗАО «Остров Сахалин» от 28.03.2013 года №30, массой нетто 3388 кг.»
А из этого следует, что 17314 кг выловлено незаконно.
Кроме того, в материалах дела имеется записка, которая является приложением к акту перегруза от 19.03.2013 года, согласно которому рыбопродукция, выловленная и изготовленная на БАТМ «Анива» общим весом 500016 кг, была отгружена на ТР «Гармония». Данная рыбопродукция была доставлена данным ТР в порт Владивосток общим весом 499829 кг. Данная записка имеет признаки подделки.
Из вышеуказанного следует, что изъятая и приобщенная к материалам уголовного дела партия минтая б/г общим весом 499829 кг (нетто) датами изготовления которого, как установленно органами дознания, является период с 12.03.2013 года по 18.03.2013 года является добытой незаконно, т.к. факт ее перегруза не зарегистрирован должностными лицами ГМИ и факт ее вылова и изготовления не зарегистрирован в технологическом журнале БАТМ «Анива».
Этот факт свидетельствует о том, что с целью сокрытия незаконного вылова и изготовления рыбопродукции – минтай б/г руководство холдинга «Гидрострой» изготовило подложный документ в виде приложения к акту №0849/10, оформив его в виде записки и подделало подпись госинспектора Почко, которая об указанном документе не знает, что подтверждается протоколом ее допроса.
По уголовному делу бл допрошен представитель ЗАО «Гидрострой» Баранец В.В., который пояснил в ходе своего допроса, что ЗАО «Остров Сахалин» входит в холдинг ЗАО «Гидрострой». По поводу представленного акта №0849/10 и исправлений к нему он ничего пояснить не может, при этом он подтвердил тот факт, что дата маркировки на указанной продукции не соответствует дате изготовления…
Данная информация была подтверждена решением арбитражного суда, дело А51-32646/2013».
В 2014 году Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному контролю был подготовил документ с анализом экспортных поставок ВБР в Дальневосточном регионе.
В 2012 году из Приморского края и Сахалинской области экспортировано 1181,2859 тыс. т, из них в Китай – 711,998 тыс. т, в Республику Корея – 365,472 тыс. т; в 2013 году– 1333,45 тыс. т, из них в Китай – 839,79  тыс. т,  в Республику Корея 326,25 тыс. т., в 2014 году (по состоянию на 1 июня) – 814,35 тыс. т., из них  в Китай – 472,57  тыс. т,  в Республику Корея 328,14 тыс. т.
Эти данные свидетельствуют о росте экспорта рыбы в виде сырья для производства рыбной и иной продукции с низкой добавленной стоимостью на территории иностранных государств, несмотря на курс на либерализацию госконтроля при ввозе в Российскую Федерацию.
Ситуация в прошлом и нынешнем году, не смотря на принимаемые руководством страны меры, мало изменилась.
По данным Росрыболовства, в 2015 году общий вылов рыбы в Российской Федерации составил 4,4 млн. тонн, при этом объём экспорта составил 1,3 млн. тонн.
По данным ФТС в январе-апреле 2016 года экспорт мороженного минтая составил 311,9 тыс. тонн, сельди – 34,2 тыс. тонн.
При этом вопреки политике импортозамещения, улов почти не был переориентирован отечественным предприятиям на переработку. По данным Росстата, в январе-мае наблюдалось снижение объёма производства рыбы и продуктов её переработки на 0,3%. Лишь небольшая доля выловленной рыбы ушла на производство рыбного филе, однако основная масса его также направлялась за рубеж. Основную долю экспорта составляет замороженная рыба.
Получается, что большая часть экспортируемой из России рыбы – это продукт первичной переработки (замороженная без головы). Доля ее в импортных поставках Евросоюза, одного из крупнейших импортеров и потребителей белой рыбы в мире, составляет всего около 25–30%. ЕС получает белую рыбу, в том числе российскую, из Китая, Норвегии и Исландии. Тем самым Россия оставляет маржу и статус переработчика крупнейшим мировым рыбным "фабрикам" – Китаю и Корее, которые получают 98% отечественного минтая, 80% экспорта пикши и 25% экспорта трески.
Среди крупнейших экспортёров первую двадцатку образуют преимущественно дальневосточные компании. Ключевым игроком при этом является ООО «Русская рыбопромышленная компания»: на неё приходится 5,22% всего объёма продаваемой за рубеж рыбы. Организация была создана в 2011 году путём объединения ряда дальневосточных добывающих компаний: ОАО «ТУРНИФ», ЗАО «ИНТРАРОС», ООО «Востокрыбпром» и других. Холдинг является не только крупнейшим экспортёром, но и лидером по добыче по ряду позиций. Общая квота компании на вылов рыбы в 2016 году составляет почти 260 тысяч тонн.
Однако несмотря на всё разнообразие компаний, на рынке не так уж много настоящих рыбных королей.
Так, например, на втором месте сахалинская компания ООО «ПОРОНАЙ» с долей экспорта в 4,01%. Примечателен тот факт, что руководитель компании – Василий Вельмескин владеет и другими крупными компаниями в отрасли: ЗАО «Остров Сахалин», ЗАО «Пиленга», ООО «ПО САХАЛИНРЫБАКСОЮЗ», при этом общая доля рынка подчинённых компаний составляет 11,57%.
Однако важно в этом деле другое: по информации в СМИ, эта компания наряду с ООО «ПО Сахалинрыбаксоюз», ООО «Сахалинлизингфлот», ЗАО «Курильский рыбак», а также ещё десятком других компаний принадлежат сенатору и депутату из Сахалина – Александру Верховскому, которого журналисты окрестили «Хозяином Курил». Официально сенатор имеет акции этих предприятий, или же они переданы в доверительное управление. Компании, принадлежащие чиновнику, практически вытеснили с региона малый и средний бизнес. При этом, основной фирмой, принадлежащей Верховскому, остаётся ЗАО «Гидрострой», сфера деятельности которого связана не только со строительством, но и добычей водных ресурсов. По информации в прессе, компания не только владеет большинством рыбопромысловых участков на Курилах, но ещё является и ключевым потребителем государственных заказов и средств федерального бюджета в регионе.
Похожая ситуация складывается и в Приморском крае. Так, например, третьей по объёмам экспорта компанией является ПАО «НБАМР» («Находскинская база активного морского рыболовства»). 82 % акций компании принадлежит ЗАО «Дальинвестгрупп» (Москва), основным владельцем (75 %) которого, в свою очередь, является бывший губернатор Приморского края и до 2014 года заместитель министра регионального развития РФ – Сергей Дарькин. С 2015 года является президентом ПАО «Тихоокеанская инвестиционная группа». Стоит отметить, что компания ООО «РОЛИЗ», которая находится на пятом месте по объёму экспорта, ранее принадлежала жене чиновника – Ларисе Белобровой. Нынешним руководителем компании значится Андрей Овчинников, которому также принадлежит ЗАО «САХАЛИН ЛИЗИНГ ФЛОТ».
Ещё одним лидером рыбного рынка является Виталий Орлов – владелец рыбодобывающего холдинга «Карат», который был основан в 2009 году. Сегодня в его состав входят 10 крупных рыбодобывающих компаний Северо-Запада и Дальнего востока. За последние несколько лет компания приобрела ЗАО «РОЛИЗ», ОАО «Мурманский Траловый Флот» и ОАО «Мурманский Губернский Флот».
Важно отметить, что практически вся продукция «рыбных королей» поставляется в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, в то время как население обеспечивается тем, что удалось добыть предприятиям малого и среднего бизнеса, либо импортной продукцией.
Таким образом, сегодня наибольшую часть российских поставок рыбы контролирует менее десятка компаний, подавляющее число которых зарегистрировано за рубежом. Членство в союзных организациях позволяет им не только устанавливать уровень цен, но и создает преимущества перед конкурентами. Члены Союза входят в состав многих рабочих групп, образуют Ассоциации, например ВАРПЭ, оказывают  давление на органы исполнительной власти.
Все это в первую очередь сказывается на российском потребителе. Так по данным Росстата, за январь-декабрь 2015 года рыбная продукция подорожала на 28%, при этом рост цен отдельных видов товаров – рыбного филе, солёной или копченой рыбы – достигает 50%.

О СОСТОЯНИИ РЫБНОЙ ОТРАСЛИ РОССИИ. Ч.3
nik_aleks
На сегодняшний день нет необходимости обсуждать деятельность подкомиссии по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока, как и комиссии по вопросам рыбохозяйственного комплекса, они недавно созданы и еще практически ничего не успели сделать.
Правительственная комиссия по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока, возглавляемая Премьером российского Правительства Дмитрием Медведевым свою роль в развитии рыбохозяйственного комплекса России уже сыграла, подготовив предложения к последнему, «рыбному» Госсовету.
Есть смысл поговорить о работе других контролирующих органов. Тем более следует это сделать в свете новой редакции принятого буквально на днях Государственной Думой России и одобренного сенаторами закона, регулирующего отныне всю деятельность российского рыбохозяйственного комплекса.
Деятельность Пограничной службы долгое время вызывала нарекания у рыбаков, которые утверждали, что пограничники неправомерно задерживают суда и арестовывают уловы. Рыбаки обвиняли пограничников в коррупции и избирательности.
Но данные обвинения опровергаются многочисленными решениями судов в пользу представителей Пограничной службы ФСБ России.
В последнее время после принятия ряда изменений в российское законодательство, пролоббированных Ассоциацией добытчиков минтая Пограничная служба ФСБ России фактически утратила функции контроля, т.к. сейчас неоднократное пересечение границы рыбодобывающими и транспортными судами носит уведомительный характер. И хотя пограничная служба до сих пор решает многие контролирующие задачи, ее функции в данной системе контроля существенно снижены.
Правда среди поручений, данных Президентов во время последнего Госсовета, есть одно, расширяющее список контролирующих органов:  «Усилить работу по выявлению сделок, допускающих возможность управления отечественными рыбодобывающими компаниями и установления контроля над ними со стороны иностранных граждан и иностранных юридических лиц, включая граждан, имеющих двойное гражданство».
Среди исполнителей данного поручения указаны ФСБ и Служба внешней разведки (СВР) России.
Но о работе этих структур по выполнению данного поручения мы с вами вряд ли когда-нибудь что-нибудь узнаем.
Поэтому обсуждать их деятельность не имеет никакого смысла.
Зато есть смысл оценить должным образом работу других контролирующих структур.
И так…
Федеральное агентство по рыболовству осуществляет контроль за уловами через федеральное государственное бюджетное учреждение «Центр системы мониторинга рыболовства и связи», которое через свои филиалы осуществляет сбор, обработку, хранение и представление данных о производственной деятельности организаций рыбохозяйственного комплекса. При этом контроль за экспортом ВБР Росрыболовством не осуществляется. В центр системы мониторинга из ФТС не поступают сведения о количестве рыбопродукции, отправленной на экспорт, с разбивкой по отдельным предприятиям.
Кроме того, в отраслевой системе мониторинга отсутствуют данные о ряде предприятий, входящих в систему рыбохозяйственного комплекса России. В частности отсутствует информация о ЗАО «Сахалинрыбаксоюз», ООО «Тихоокеанская рыбопромышленная компания», ОАО ТУРНИФ, ООО «Дальинторг», ООО «Антарес». Кроме того, у ряда компаний: ООО «Магеллан», ОАО «Сахалин Лизинг Флот», ООО «Авангард», ООО «Орион», ООО «Янтарь», отсутствуют данные по вылову. Из чего можно сделать вывод о том, что контроль со стороны Федерального агентства по рыболовству носит формальный характер, информация о реальных объемах вылова ВБР отсутствует, основывается на цифрах представляемых самими рыбодобывающими компаниями.
Об отсутствии реального контроля за деятельностью говорит тот факт, что 2 апреля 2015 года в Охотском море затонул рыболовный траулер «Дальний Восток», при этом погибло более 60 человек. В ходе расследования были установлены многочисленные нарушения со стороны судовладельца: в корпусе траулера были срезаны водоупорные переборки для увеличения вместимости трюмов; на судне отсутствовало достаточное количество спасательных средств; на судне находилось несколько десятков нелегалов, не входящих в состав экипажа; был нарушена балансировка с целью увеличения вместимости судна.
Это подтверждается и самим руководством ведомства, в частности на это указывает заместитель главы ФАР Василий Соколов в одном из официальных ответов, приведенных мною ниже:


Вместе с тем, Росрыболовство ежегодно представляет отчеты об объемах добываемых ВБР.
Так по информации «Центра системы мониторинга рыболовства и связи» добыча водных биоресурсов в 2012 году в годовом выражении выросла на 0,54% и составила 4,25 млн. тонн.
Экспорт рыбы из России фактически осуществляется исключительно с территории наиболее промыслового региона – а именно Дальнего Востока. За январь-декабрь 2012 года по отношению к предыдущему году экспорт рыбы и морепродуктов (код ТН ВЭД 03) с Дальнего Востока увеличился в объёме на 0,3% до 1 323 тыс. тонн, а по стоимости вырос на 8,2% до $2 216 млн. Всего из России по итогам 2012 года было экспортировано 1 750 тыс. тонн рыбы. При этом экспорт рыбы и морепродуктов в страны СНГ увеличился по стоимости в 2,2 раза до $4,6 млн, а в страны дальнего зарубежья на 8,1% до $2 211 млн.  Основная доля в общем объёме экспорта рыбы и морепродуктов принадлежала минтаю (58,9% или 780,2 тыс. тонн), сельди (14,2% или 188,2 тыс. тонн), печени, икры и молокам (3,4% или 44,4 тыс. тонн), ракообразным (2,4% или 32,2 тыс. тонн). Традиционно, экспорт рыбы и морепродуктов из Дальнего Востока был направлен в страны Юго-Восточной Азии (Китай, Республику Корея, Японию).
Сокращение объёма экспорта произошло в основном по минтаю – на 4%. При этом увеличился экспорт печени, икры и молок в объёме – на 5,2%.
В региональной структуре Дальнего Востока в экспорте рыбы и морепродуктов лидировали Приморский край (доля в общем объёме экспорта – 37,5% или 496,1 тыс. тонн), Камчатский край (23% или 304,6 тыс. тонн), Сахалинская область (22% или 290,7 тыс. тонн), Хабаровский край (11,6% или 152,9 тыс. тонн).
В 2013 г. Россия увеличила вылов рыбы до 4,135 млн. тонн. В Дальневосточном бассейне вылов речных и морских биоресурсов сократился на 81,5 тыс. тонн до 2,805 млн тонн. Вылов минтая сократился на 66,4 тыс. тонн до 1,556 млн тонн, тихоокеанских лососей - на 28 тыс. тонн до 369,7 тыс. тонн. Вылов биоресурсов в зонах иностранных государств увеличился в 2013 г. на 69,3 тыс. тонн до 443,9 тыс. тонн. Вылов в конвенционных районах и открытой части Мирового океана увеличился на 21,1 тыс. тонн до 170,7 тыс. тонн.
В 2014 году российскими пользователями добыто 4,215 миллиона тонн водных биоресурсов, что на 81,1 тысячу тонн, или на 1,9% меньше показателя 2013 года. Из этого объема вылов морских биоресурсов составил 4,068 миллиона тонн (снижение на 2,2%), в пресноводных водных объектах, по экспертным оценкам, российские пользователи добыли около 147 тысяч тонн.
Больше всего российские рыбаки выловили в Дальневосточном бассейне — более 2,7 миллиона тонн, что на 100 тысяч тонн меньше, чем в прошлом году. При этом, вылов минтая уменьшился в 2014 года на 43 тысячи тонн по сравнению с предыдущим годом и составил 1,51 миллиона тонн.
В зонах иностранных государств российскими предприятиями добыто 534,5 тысячи тонн водных биоресурсов, что на 14,2 тысячи тонн меньше, чем в 2013 году. Освоение квот вылова водных биоресурсов в конвенционных районах и открытой части Мирового океана увеличилось по сравнению с показателем 2013 года на 40,1 тысячи тонн — до 211,1 тысячи тонн.
В 2014 году за рубеж поставлено 1 млн. 704,4 тыс. тонн рыбы, рыбопродукции и морепродуктов (в том числе по экспорту). Это на 9,5% меньше показателя 2013 г.
Под таможенной процедурой экспорта поставлено 1 млн. 346,4 тыс. тонн водных биоресурсов, что на 12,1% ниже уровня 2013 г. Непосредственно из районов промысла за границу отправлено 358 тыс. тонн ( +1,7% по сравнению с показателем за предыдущий год).
В структуре поставок 86,8% занимает мороженая рыба, 6,2% – филе и прочее мясо рыб, 4% – ракообразные и моллюски, 1,3% – готовая или консервированная рыбная продукция.
Основную долю в экспорте занимает мороженый минтай – 40,8%.
За 12 месяцев 2014 года участниками внешнеэкономической деятельности, зарегистрированными на территории Дальневосточного федерального округа, было отправлено за рубеж 1761 тонн горбуши. Кижуча вывезли 2 217 тонн, нерки –23 947 тонн, минтая – 691 260 тонн, палтуса - 10 445 тонн,  сельди - 168 979 тонн, трески – 30 293 тонны, чавычи – 94 тонны, кеты - более 32 тыс. тонн.
На 31 марта 2015 года российские пользователи освоили 1305,9 тыс. тонн водных биоресурсов. При этом в Дальневосточном бассейне выловлено 975,7 тыс. тонн. Рыбаки поймали 816,8 тыс. тонн минтая – на 0,7 тыс. тонн больше, чем за аналогичный промежуток прошлого года.
Объем поставок рыбы, рыбных и морепродуктов за пределы России в первом 2015 года составил 540,7 тыс тонн, что на 10,4% меньше аналогичного периода прошлого года. Поставки основной экспортной позиции - минтая - снизились на 11,5% до 483,2 тыс тонн. Минтай занимает 66% российского рыбного экспорта.
При этом, напомню, указывая цифры объема экспорта Федеральное агентство по рыболовству использует цифры, предоставленные ей Федеральной таможенной службой либо непосредственно участниками ВЭД, в некоторых случаях опирается на данные Росстата.
А эти данные вновь говорят о росте экспорта уже в 2016 году.
По предварительным данным Росстата, объем поставок рыбной продукции за пределы Российской Федерации за январь-февраль 2016 года составил 291,2 тыс. тонн, что на 39,3 тыс. тонн, или 15,6% больше аналогичного периода прошлого года.
Рост экспорта происходил в основном за счет поставок мороженого минтая, который занимает 42,2% в структуре экспорта. Объем вылова минтая российскими рыбопромышленниками по состоянию на 1 марта составил 472,5 тыс. тонн, что на 45,6 тыс. тонн больше прошлогоднего показателя.
Какой контроль, такая и статистика. И результаты работы соответствующие.

А ВАСЬКА СЛУШАЕТ ДА ЕСТ…
nik_aleks
Пока Государственная Дума решает какой из вариантов законопроектов о рыболовстве принять за основу, горе-страдальцы, именуемые рыбными олигархами, продолжают политику оказания давления на государство и бесконечного плача о супердоходах, которых они лишаться, если государство все же решит, что госресурс именуемый ВБР должен работать в интересах именно государства и его граждан,  не отдельных богачей, привыкших безраздельно и бесконтрольно многие годы этот ресурс эксплуатировать в собственных целях.
Сегодня перед ГосДумой стоит нелегкий выбор, депутаты должны определиться с кем они, с кучкой олигархов или с Россией! И никак иначе!
Именно от этого решения зависит, как в ближайшие пятнадцать лет будет развиваться рыбная отрасль российской экономики. Будет ли выполнен Указ Президента об организации импортозамещения, будет ли достигнута в ближайшие годы санитарная норма потребления рыбы российским гражданином и обеспечена продовольственная безопасность страны?! Появятся в стране новые рабочие места, сумеют ли возродиться прибрежные поселения, есть ли перспективы у малого и среднего бизнеса или все останется неизменным: Россия так и останется рыбным сырьевым придатком ряда стран Европы и Юго-Восточной Азии?!
Как говорится, вопрос вопросов!
А дискуссии пока продолжаются.
Сторонники и прислужники рыбных олигархов, такие как Александр Фомин, Вячеслав Зиланов, Сергей Тимошенко или Эдуард Климов всячески стараются убедить нас, простых потребителей и руководство страны в том, что российскому гражданину кушать рыбу совсем не обязательно, что мы рыбу не любим, что любое посягательство на сверхдоходы рыбных олигархов развалит отрасль, ибо никто кроме этих олигархов в России рыбу ловить не может и не хочет, что верти рыбу в Россию им не выгодно и мешают. Прямо заказной хор подпевал-прихлебателей.
Некоторые из этих «певцов» вроде Германа Зверева действуют не столь открыто,  витиевато камуфлируя свои высказывания, хотя весь смысл их сводится к одному – оставьте все как было, не трогайте «бедных» олигархов. Мол, у нас не все так плохо.
Плохо у нас или нет, каждый может оценить сам. А действительность такова. В Советском Союзе вылов рыбы достигал 11 млн тонн в год, а потребление составляло 24 кг на человека. Сегодня в России ежегодно вылавливают около 4 млн тонн, а потребление не дотягивает даже до норм Минздрава. При этом львиная доля отечественного улова идет на экспорт.
Слава богу, есть среди российских политиков и трезвомыслящие.
Вот как оценивает ситуацию в рыбной отрасли представитель КПРФ Николай Матвеев:
«Если уж быть совсем точным и ссылаться на многочисленные источники, в 2015 году Россия выловила почти 4.4 млн тонн рыбы. Это, надо признать, больше, чем в предыдущие годы. И Россия сохраняет лидирующие позиции по вылову рыбы – 5-6 место, стабильно в первой десятке. А теперь от цифр к реальной жизни. Прихожу я в магазин. Я думаю, что большинство телезрителей в этом плане со мной согласятся. Рыба, мягко говоря, дорогая. И иногда ее качество, как бы помягче и поделикатнее сказать, плохое. И со всей ответственностью заявляю, что ну и гадость эта ваша дорогая рыба. Скажите, как так получается: такая огромная страна со 146-миллионным населением, омываемая 3 океанами и 13 морями, а по некоторым данным – даже 15, не может прокормить себя рыбой?»
Что говорит однопартиец Матвеева, депутат Государственной Думы Владимир Кашин:
«Безусловно. У нас сырьевая база выше 7 млн. В в Советском Союзе ловили 11.2 млн. В России было под 9 млн. И говорить о том, что мы должны успокоиться на 4 с небольшим миллионах тонн – это неправильно. Нам надо идти самыми хорошими, мощными шагами, и в промышленным рыболовстве добывая дикую рыбу, и все, что касается аквакультуры. И выходить на эти 7 млн. Безусловно, если мы возьмем сегодня такие водные страны, а мы вторая страна по водности, то мы должны минимум кушать рыбы и рыбопродукции на уровне 35 кг. У нас есть страны, где гораздо больше кушают рыбы, чем 35 кг. До 60-70 кг.»
А это мнение директора департамента Минвостокразвития России Григория Смоляка:
«Рыбохозяйственный комплекс Дальнего Востока является крупнейшим в России и формирует основу ресурсной базы российского рыболовства – более 80 %. Ежегодно доля рыбохозяйственных предприятий Дальнего Востока в общероссийском объёме вылова водных биоресурсов составляет порядка 70 %, при этом Камчатский край, Сахалинская область и Приморский край занимают лидирующие позиции в стране по добыче водных биоресурсов. Несмотря на данные показатели, вклад отрасли в экономику Дальнего Востока крайне незначителен – менее 2 % налоговых поступлений и порядка 2 % валового регионального продукта. Среди негативных тенденций также сохранение сырьевой специализации отрасли: более 90 % экспортируемой продукции с территории Дальнего Востока – это рыба мороженая, добавленная стоимость формируется за пределами юрисдикции Российской Федерации».
А пока политики дискутируют, иностранные рыбопереработчики, совершенно уверенные в том, что ничего в России не изменится, что они так и останутся основными получателями и переработчиками российского рыбного сырья, продолжают наращивать и расширять производственные мощности.
Я уже писал в последней статье о китайских переработчиках, теперь к ним присоединились и их южно-корейские коллеги.
Союз предпринимателей города Донхэ, Южная Корея, планирует создать «холодовую цепь» (Cold Chain) для российских рыб и морепродуктов.  «Холодовая цепь» (Cold Chain) – это система дистрибуции свежих продуктов путем их низкотемпературной транспортироваки и хранения. С 2017 по 2019 г. будут построены морозильные и холодильные склады, перерабатывающие заводы, автоматизированные логистические центры на территории Свободной экономической зоны г. Донхэ. Представители Союза предпринимателей утверждают, что Донхэ может стать «торговым окном» между Дальним Востоком России, западным побережьем Японии и тремя  северо-восточными провинциями Китая.
В настоящее время объём рынка рыб и морепродуктов в Китае составил 55,1 млн. тонн (292,4 млрд. юаней) в 2014 году, а объём рынка низкотемпературных транспортировки и хранения – 92 трлн. южнокорейских вон.
Председатель Союза предпринимателей Донхэ Чхон Ок-Чан сказал: «Порт Донхэ является оптимальным местом для создания «холодовой цепи», так как она находится в непосредственной близости от России и основных регионов потребления минтая».
Такая получается ситуация.



 

Страсти вокруг закона или борьба за квоты!
nik_aleks
19 октября 2015 года на заседании президиума Госсовета президент дал поручение Росрыболовству и минсельхозу готовить изменения в законодательстве. К тому моменту законопроект уже был готов. 14 апреля 2016 года Владимир Путин в ходе своей прямой линии придал процессу ускорение. 11 мая премьер Дмитрий Медведев провел заседание, на котором правительство рассмотрело и одобрило законопроект. 16 мая документ поступил в Госдуму. Глава Росрыболовства Илья Шестаков назначен официальным представителем правительства при рассмотрении законопроекта палатами Федерального Собрания РФ.
Параллельно в Думу поступил другой вариант законопроекта, подготовленный партией «Справедливая Россия». И этот вариант законопроекта активно поддерживает Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров, более известная как ВАРПЭ.
В чем же разница между этими законопроектами?
Первый, предложенный Правительством ставит рыбаков в очень жесткие рамки. Согласно этого законопроекта теперь рыбакам придется рассчитываться перед государством за полученные квоты на вылов ВБР, тем более, что квоты теперь будут выдавать уже на 15 лет. То есть, фактически рыбодобывающая компания получит вместе с квотами безусловное право владения ресурсам на столь долгий срок. Но владение это будет возмездным и ограниченным условиями, предложенными государством.
Рыбакам придется не только отправлять часть продукции российскому потребителю, но и вкладывать деньги в обновление флота, заменив обветшалые, разваливающиеся, старые корыта на новые, современные суда. Причем строить эти суда нужно будет на российских верфях, что не только позволит создавать новые рабочие места для российских граждан, но и заставит рыбаков вкладывать часть прибылей в российскую экономику, а не накапливать их на иностранных счетах, обеспечивая процветания иностранным банкам.
Придется рыбакам еще и организовывать прибрежную переработку уловов, что, опять таки, приведет к увеличению количества рабочих мест, увеличению налоговых отчислений в российский бюджет, а значит положительно повлияет на развитие экономики нашей Родины.
Все это будет регулироваться и поощряться государством за счет выделение дополнительных объемов квотирования. Позволит изгнать с рынка рыбодобычи так называемых «квотных рантье» - компаниями, получившими долгосрочные квоты и представляемыми эти квоты другим компаниям. Фактически – это компании посредники, наживающиеся на перепродаже государственного ресурса, существенно повышающие стоимость конечной продукции, эдакие паразиты на теле добросовестных рыбаков. И таких компаний немало.
То есть, впервые за многие годы в России принимается закон, направленный именно на интересы не только государства в целом, но и каждого простого гражданина в отдельности.
В то же время, этот законопроект уже не позволит большинству недобросовестных рыбодобытчиков получать суперприбыли, к чему они так привыкли за последние пятнадцать лет.
Но получать суперприбыли очень хочется. И сегодня эти самые недобросовестные добытчики старательно и упорно пытаются внушить руководству страны и обычному потребителю мысль о том, что лишение их суперприбылей отрицательно отразится на всех и каждом.
При этом они, как обычно, сильно лукавят, не упоминая о том, что свои суперприбыли они долгие годы получали, продавая полученный фактически даром ресурс в качестве непереработанного сырья за границу, что позволяло им скрыть не реальные объемы уловов и реальные суммы прибылей.
И что в плюсе были исключительно они, а все остальные от подобного расклада получали исключительные минусы: государство недополучало прибыли. А российские потребители были лишены качественной и недорогой рыбопродукции, в результате чего к 2016 году Россия пришла с итоговым результатом среднего потребления рыбы на человека менее 15 кг в год, что почти в полтора раза ниже необходимой нормы потребления.
Я уже не говорю о состоянии продовольственной безопасности страны.
И все это с учетом того, что Россия ежегодно вылавливает объемы рыбы, позволяющие в полтора раза перекрыть норму потребления исключительно собственными уловами.
Сейчас большинство отраслевых СМИ, подконтрольных ВАРПЭ буквально забиты различными публикациями так или иначе критикующими предлагаемый Правительством вариант законопроекта.
Вот, например.
«Свой "каравай" настал в Государственной Думе. Депутаты 7 июня рассмотрят законопроект Правительства "О ликвидации рыбного хозяйства в России". Можно только предполагать о причинах столь радикального решения (ну, не Глупость же на самом деле поселилась в Белом доме), тут: то ли у кого-то "корыто совсем раскололось", толи уже "не хочет быть оно царицей, а хочет быть владычицей морскою".
Тем не менее, даже региональные государственные руководители похоже уже начали понимать, что происходит на самом деле. Почитали-таки удивительный законопроект внимательно, нашли время. Как красноречиво выразился один весьма уважаемый приморский чиновник: "Круто. Разобрался я в модели, предложенной Росрыболовством. Странно, что рыбаки молчат ... не догоняют походу, что хана им". Произнеся эти мрачные слова, их автор, как ни в чем не бывало, побежал на обед.
То-то и оно - не понимают. Верят на слово отраслевому "рулевому". Читать толстые законопроекты лень. Дел много. Глядишь, само собой как-нибудь рассосется.
А что же депутаты Государственной Думы? Тем, вообще не до книжек, у них выборы на носу. Да, и теперь ведь как говорят: "дадут команду и все проголосуют, как скажут". Для начала, надо еще подумать, стоит ли рассылать Правительственный законопроект в регионы? Вдруг еще реакция какая-нибудь неправильная будет у малышей, "лодку качать начнут", вопросы всякие задавать, поправки слать. Нет, не время сейчас. Удержаться бы в "кресле". Не рассердить "палубы".»
Взято здесь: http://www.fishkamchatka.ru/?cont=long&id=59512&year=2016&today=27&month=05
Или взять, к примеру, следующую публикацию:
«Российская рыбная промышленность интегрирована в мировую экономику еще с советских времен. Все, что происходит у нас, особенно в отношении товаров, составляющих не просто основу российского экспорта некоторых видов морепродуктов, но и заметную часть их мирового производства и оборота, всегда интересовало иностранных партнеров и конкурентов. Зачастую их мнение более объективно и профессионально, чем сформировавшиеся в России стереотипы.На прошлой неделе Вице-президент британского отделения Ocean Trawlers, торговой компании, входящей в группу «Карат», рассказал порталу Андекаррент Ньюз о некоторых планах группы. В частности, господин Sturlaugur Haraldsson сообщил о переоборудовании одного из семи ярусоловов компании на Дальнем Востоке для производства проложенного филе тихоокеанской трески с поставкой на европейский рынок. Первый, пробный контейнер ожидается уже в июне.»
Взято здесь: http://www.varpe.org/news.php?id=2098
И Ассоциация рыбных экспортеров почему-то уверена, что ей удастся повернуть ситуацию в сторону своих интересов. Мне кажется, что предложенный справедливороссами вариант законопроекта зародился именно в недрах этой организации и был согласован с иностранными переработчиками, чьи интересы так старательно блюдет ВАРПЭ.
Ведь в этом варианте требования к рыбакам носят не жесткий, обязательный порядок, а подразумевают порядок рекомендательный, который рыбаки могут исполнять в добровольном порядке, а могут и… не исполнять. Ведь во втором варианте отсутствуют какие-либо санкции в отношении тех, кто рекомендации исполнять не захочет.
Да и верить рыбакам нельзя. Они уже пятнадцать лет, получая халявные квоты, старательно «кормят страну завтраками», завтраками из бесконечных обещаний, которые не также регулярно не исполняются, как и даются.
В тоже время, иностранные переработчики и покупатели российских уловов, уверенные в том, что через Государственную Думу будет протащен выгодный им законопроект, в том, что все останется как прежде, не сидят сложа руки, а продолжают развивать и наращивать производство, рассчитанное на дешевое российское сырье.
Вот как об этом написала газета «Далекая окраина»:
«Как сообщило недавно агентство Xinhua, власти города Хуньчунь приграничной с Приморским краем России китайской провинции Цзилинь планируют создать на своей территории международную базу в области рыбопереработки.  Данные действия, по оценке экспертов Дальневосточного центра региональных исследований, следует рассматривать как ответную реакцию КНР на планы российского руководства по развитию собственной глубокой переработки водных биоресурсов и выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью, востребованной на внутреннем и внешнем рынках.
Как отмечает газета Nongmin Ribao (Farmer's Daily), в созданной в Хуньчуне приграничной зоне экономического сотрудничества успешно развивается переработка рыбной продукции и производство морепродуктов, предназначенных для поставок за рубеж, а также на внутренний рынок.  Этому способствует удобное расположение зоны, находящейся вблизи границы с РФ и российского порта Зарубино.  Сейчас в Хуньчуне действуют 54 рыбоперерабатывающих предприятия, 94 рыботорговые компании и более 200 индивидуальных хозяйств, работающих в этой сфере.
Ежегодный объем импорта водных продуктов в Хуньчуньскую зону составляет 320 000 тонн, а объем рыбопереработки достигает 170 000 тонн.  По итогам прошлого года стоимость произведенных морепродуктов в Хуньчуне составила 5,8 млрд юаней, и местные власти намерены довести этот показатель в 2016 году до 8,2 млрд юаней, для чего здесь предполагается дополнительно создать от 25 до 30 новых компаний.  Планируется, что по итогам 2018 года выпуск продукции рыбопереработки здесь должен будет достичь 12 млрд юаней, что сделает Хуньчунь одной из важнейших баз рыбопереработки в Северо-Восточной Азии.
По оценке экспертов Дальневосточного центра региональных исследований, активизацию деятельности представителей КНР по развитию рыбопереработки в приграничных с нашей страной районах можно рассматривать как ответную реакцию на предпринимаемые в России шаги по улучшению ситуации в рыбной отрасли страны и развитию на территории РФ глубокой переработки водных биоресурсов (ВБР), ориентированной на выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью.
Как отмечают специалисты ДВЦРИ, перерабатывающая база в китайском Хуньчуне ориентирована на использование российского сырья.  Так, компания Ocean One Enterprise уже построила здесь свой новый рыбоперерабатывающий завод, который будет специализироваться на переработке российского лосося, крабов (в основном, камчатского, и в меньшей степени опилио) и морского гребешка для последующей отправки готовой продукции на экспорт в США и Канаду.  Кроме того, в Хуньчуне также созданы предприятия, ориентированных на переработку российского минтая. Фактически, речь в данном случае идет о переносе переработки из Даляня и Янтая и других районов в Хуньчунь, чтобы обеспечить снижение затрат на производство за счет сокращения маршрута доставки сырья и экономии на заработной плате за счет использования северокорейской рабочей силы.  В частности, компания Dalian Pagoda Seafood создала в Хуньчуне для переработки минтая компанию Hunchun Pagoda Seafood.  Аналогичные меры предприняли и другие переработчики: компания Dalian Baolong Food планирует работать на базе созданной ею фирмы Hunchun Yuanyuan Food, компания Yantai Zhaoyang Seafood создает перерабатывающее предприятие на основе Hunchun Xingyang Seafood, компания Yantai Dachen Seafood намерена работать через свою дочернюю фирму Hunchun Dachen Seafood.  Кроме того, в качестве самостоятельного местного переработчика обозначилась компания Yanbian Shenhai Seafood.
Кроме того, эксперты Дальневосточного центра региональных исследований обращают внимание на начавшуюся в порту Дунцзякоу китайской провинции Шаньдун реализацию проекта по строительству крупнейшего в Северо-Восточной Азии торгово-логистического центра, который должен будет обеспечивать хранение, переработку и торговлю морепродукцией, а также предоставление услуг по ремонту и строительству рыболовных и транспортных судов.  Суммарный объем инвестиций в данный проект должен составить более 26 миллиардов юаней (4 млрд долларов США). Одним из активных участников данного проекта является Penglai Jinglu Fishery Co Ltd, входящая в Shandong Huiyang Group и имеющая тесные связи с одной из крупнейших финансовых групп Китая - Minsheng Bank.
Новый порт будет рассчитан на прием судов водоизмещением до 8 тысяч тонн, а общая площадь нового комплекса составит 12.26 квадратных километра. Здесь будут размещены морозильные складские помещения для хранения рыбной продукции с общей площадью 450 000 квадратных метров и вместимостью 600 тысяч тонн, а также перерабатывающие предприятия с годовой производительностью 100 000 тонн.  Зона обслуживания судов будет включать в себя предприятия по судоремонту (до 350 судов в год), судостроению (до 15 судов в год) и производству стали (до 12 тысяч тонн в год).  Планируется, что здесь также будет создан центр электронной аукционной торговли морепродуктами.  Ожидается, что через два года в порту будет обеспечена выгрузка 1 млн тонн рыбной продукции, а объем торговли составит 15 миллиардов юаней (2.3 млрд долларов).  После полного запуска нового центра объем торгов рыбной продукции здесь, согласно планам китайской стороны, должен достичь 3 млн тонн в год на сумму 54 млрд юаней (8.3 млрд долларов).»
Взято здесь: http://dalekayaokraina.ru/lenta/rybnaya_otrasl/kitajskij_vyzov_rossijskim_rybnym_klasteram/
В этой ситуации лично меня очень удивляет позиция, занимаемая руководством партии «Справедливая Россия». Данная партия, да еще и в предверие выборов в Государственную Думу занимает явную антироссийскую позицию, продвигая законопроект. Выгодный и удобный небольшой кучке рыбных олигархов и противоречащий, явно противоречащий интересам российской экономики и простого российского потребителя.
Делается это за обещанные на выборы деньги и поддержку или просто по глупости мне не известно, но лично я при таком отношении голосовать за справедливороссов не пойду и другим не рекомендую.

Чтобы получить, нужно вложить!
nik_aleks
11 мая 2016 года на заседании Правительства Российской Федерации был одобрен проект нового закона о рыболовстве. Выступая на заседании, Председатель Правительства Д.А. Медведев обратил внимание на следующее: "Также мы рассматриваем поправки в закон о рыболовстве и некоторые другие законодательные акты. Речь идёт о целом наборе предложений, которые совершенствуют систему распределения квот на вылов водных биоресурсов. Рыбная отрасль обладает весьма неплохим потенциалом для развития, в том числе с учётом импортозамещении. К сожалению, далеко не всё попадает на стол наших граждан. Значительная часть улова уходит за рубеж, откуда возвращается в виде продуктов - консервированных или полуфабрикатов, а государство недополучает доходы от такого бизнеса, есть и целый ряд других проблем. С другой стороны, сама отрасль имеет свои сложности. Это износ рыбопромыслового флота, устаревшие технологии вылова, переработки, неудобная логистика и далеко не всегда прозрачные хозяйственные отношения, скажем прямо, в ряде случаев просто сугубо криминальные. Эти вопросы обсуждались на самых разных площадках - и на Госсовете, и на совещаниях. Минсельхоз подготовил законопроект, там есть целый ряд новелл. До 15 лет предлагается увеличить срок, на который за пользователем закрепляется доли квоты добычи. Это позволит предприятиям строить долгосрочные планы. При этом до 20% квот предлагается предоставлять на инвестиционные цели. Для чего? Для того чтобы заказывать на отечественных, подчеркиваю, верфях новые рыболовецкие суда и создавать новые перерабатывающие мощности. Предусмотрен и новый вид договора о закреплении квот на инвестиционные цели. Первая мера, это очевидно, должна стимулировать развитие самой отрасли и способствовать развитию судостроения, но есть и меры по укреплению ответственности. В частности, в ряде случаев ужесточаются условия, при которых действие права на вылов может быть прекращено. Это происходит, если в течение двух лет предприятия не выбирают более 70% выделенных квот, при этом не менее 70% квоты должно вылавливаться на собственных или зафрахтованных судах. Это позволит избежать цепочки посредников, которых иногда называют квотными рантье, которые не занимаются собственным промыслом, а только систематически переуступают свои права другим участникам рынка. От таких квот, конечно, рыбы больше не становится".
После этого заседания законопроект был направлен в Государственную Думу. И сегодня он находятся на рассмотрении в нижней палате российского Парламента.
Новый проект закона подготовлен на основе поручений данных Президентом Путиным на Государственном Совете, который прошел в октябре прошлого года.
Он направлен на дальнейшее развитие рыбодобывающего комплекса России, на укрепление продовольственной безопасности страны и насыщение российского рынка собственными биоресурсами. Но устраивает новый закон далеко не всех. Некоторая часть российских рыбодобытчиков, в первую очередь входящих в ВАРПЭ и АДМ и ориентированных исключительно на сырьевой экспорт, новым законопроектом недовольна. Еще бы. Если ранее они извлекали суперприбыли, эксплуатируя узким кругом мощный государственных экономический ресурс, практически не вкладывая денег в развитие, обходя налоговые и таможенные отчисления, накапливая огромные средства на иностранных счетах, то теперь вся эта лафа может разом прекратится. Придется вкладывать и вкладывать много. Придется продавать за рубли, а не за валюту, и отчислять налоги от прибылей. Придется делать то, чего они делать не привыкли и не хотят.
И эти «недовольные» и «несогласные» вновь прибегают к испытанным ранее приемам обмана и давления: угрожают снижением поставок в страну, массовыми увольнениями, подключают административный ресурс (многие из экспортеров за прошедшие годы сумели пролезть в законодательные органы власти) и штатных «плакальщиков» и «экспертов», вроде Г. Зверева, А. Фомина или В. Зиланова.
Вот, например, цитата из интервью «плакальщика» Зиланова: «Обращает на себя внимание тот факт, что Председатель Правительства РФ, он же и Председатель партии "Единая Россия", Д.А.Медведев, не дожидаясь фактического внесения поправок - замечаний, дал принципиальное добро на внесения законопроекта Минсельхоза в Госдуму. По существу он дал старт передела водных биоресурсов и основных фондов рыбной отрасли, что вытекает из основных положений законопроекта Минсельхоза. Кроме того Д.Медведев, как Председатель партии "Единая Россия", конечно же, уверен, что его фракция в Госдуме поддержит данный законопроект. Как известно фракция "Единой России" располагает в Госдуме 238 голосами из 450 и может этот законопроект "продавить" своими голосами. Хотя в условиях приближающихся выборов ситуация может быть и иной - это не прибавит на выборах голосов для этой партии, особенно в приморских рыбных регионах…Речь идет именно о законопроекте в редакции Шестакова и КО. Именно в нем прописан целый набор "новаций", которые будут реализованы именно по формуле "у всех отнять и избранным дать" и приведут отрасль к развалу. Приведу только два примера из этого законопроекта, которые направлены на создание реальных предпосылок для этого развала.
Так, предлагается установить единое промысловое пространство для прибрежного и промышленного рыболовства. При этом те, кто поставляет на берег свежую, охлажденную, разделанную рыбу наделяются дополнительной квотой в 20%. А откуда ее взять? Надо отнять у других, тех, кто ведет промышленное и прибрежное рыболовство. При этом с пафосом заявляется, что отбирать у каждого не будем, уменьшим лишь на эти 20% общую годовую квоту. Другими словами, отнимем у всех, включая добросовестных, традиционных и эффективных пользователей… Аналогичная "операция - махинация" опять же по формуле "у всех отнять и избранным дать" предлагается и по 20% квот на инвестиционные цели. Они теперь получают новое громкое наименование - "квоты господдержки". С этой целью вводится дополнительно положение в статью по видам квот. Суть ее в том, что ежегодно до 40% (20% прибрежке плюс 20% на инвестиционные цели) объема квот может изыматься государством (Федеральным агентством) из прибрежного и промышленного рыболовства, и перераспределятся между рыбопромышленными компаниями по усмотрению чиновников. Справедливости ради отмечу, что распределяться они будут по тем "лекалам", которые они же сами и пропишут... И все эти сорок процентов общероссийских квот будут управляться в ручном режиме небольшой группой людей и только, безусловно, в пределах московского Садового кольца, а не регионов. Вот где раздолье служивым! А ведь без их "участия" добрый десяток лет отработали и ежегодно прибавляли, пусть понемногу, в вылове, в производстве пищевой продукции, модернизировали суда, а в ряде компаний без всякой поддержки государства даже строить новые суда начали. Ах, нет, надо все поломать и приступить к переделу рыбных ресурсов и собственности. Вот глубинный замысел "отцов" нового законопроекта.
Вы только вдумайтесь - в случае принятия законопроекта Шестакова и Ко полностью разрушается концепция Федерального Закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", благодаря которому обеспечивалась в последние годы базовая основа стабильности рыбной отрасли России».
Тут одновременно присутствуют и «сопливая слезливость», и неприкрытые угрозы.
Это ж надо! Разрушится базовая основа стабильности отрасли! Какой пафос!
Только ничего, кроме стабильного сырьевого экспорта новый закон не разрушит, и пострадают от него не добросовестные рыбаки, а иностранные рыбоперерабатывающие компании, которые лишатся доступа к дешевому сырью.
А вот высказывание президента ВАРПЭ Александра Фомина: «На стадии подготовки к внесению в парламент аргументы рыбацкой общественности, к сожалению, не были услышаны, теперь предстоит напряженная работа с депутатами. Вопросов по проекту закона очень много. Отдельные положения абсолютно непонятны. Таких принципиальных вопросов два. Это «инвестиционные квоты», источником которых станут 20% ресурсов, отнятых у добросовестных пользователей, и прибрежные квоты с повышающим коэффициентом 1,2 - то есть это отъем еще 20% квот у предприятий, перерабатывающих продукцию в море. В итоге, например, компания имеющая одно судно, которое производит высококачественное филе морской заморозки, может лишиться 40% квот. И все это делается для того, чтобы несколько избранных по непонятным правилам компаний получили квоты под заключенные контракты на строительство судов на российских верфях. Проекты подзаконных актов, которые руководитель Росрыболовства обещал обнародовать в апреле, мы так и не увидели. Так что теперь будем работать на площадке Государственной Думы. Учитывая, что эта работа будет проводиться на фоне предвыборной кампании депутатов, думаю, что шансы решить задачи, поставленные главой государства, без ущерба для деятельности добросовестных рыбаков все же сохраняются».
Как видите, слова другие, но суть их та же – слёзы, обвинения и угрозы!
Президент АДМ Г. Зверев в своих высказываниях был более сдержан. Сегодня ему нельзя иначе, он ведь входит в политсовет партии «Единая Россия» и не может напрямую противоречить лидеру партии. Потому его заявления более витиеваты и запутанны: «В законопроекте отсутствует понятный и состоящий из правовых норм прямого действия механизм распределения «инвестиционной квоты». Кроме того, вызывает сомнение предлагаемое в законопроекте юридическое уравнивание двух совершенно различных – с точки зрения их правовой природы – видов договоров: договора о предоставлении права на добычу (вылов) водных биологических ресурсов и договора о наделении долями квоты добычи (вылова) водных биологических ресурсов. Законопроект, по сути, устанавливает юридическое равенство «фьючерсного контракта» (а именно таким контрактом и является договор о предоставлении права на добычу (вылов) водных биологических ресурсов) и стандартного договора о закреплении доли квоты».
Чего же хотят эти горе-рыбаки, ориентированные на экспортную модель бизнеса, которых в новом законопроекте их не устраивает почти все, кроме одного, увеличения сроков квотирования?
А хотят они того же, чего хотели и раньше – много прав и никаких обязанностей. Они очень надеялись на то, что все останется, как прежде. Они (рыбопромышленники) будут рассказывать о своих проблемах и обещать золотые горы, а государство вновь за это подарит им свой биоресурс на долгие годы.
А не выходит!
Вот и плачут, пугают и угрожают. Они так и не поняли, что в одну воду дважды войти уже не получится! И работать в интересах страны им все же придется.
Ибо, как считает председатель думского Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Владимир Кашин: «Сейчас в отрасли существуют многочисленные проблемы, сдерживающие её развитие. Главная из них связана с сильной изношенностью и низкой эффективностью рыболовецкого флота. На сегодняшний день более восьмидесяти процентов рыбопромысловых судов имеют срок эксплуатации более двадцати лет. Многие из них не соответствуют современным требованиям эффективности и безаварийной эксплуатации. В нашей стране слаборазвита береговая переработка рыбы и даже имеющиеся производственные мощности используются только наполовину».
И все это надо исправлять. Что и станет платой за получение права на пользование российскими морскими биоресурсами. Полезной платой. Ведь государство заставляет рыбопромышленников инвестировать в их собственный бизнес.
Кто не согласен, тому на выход!

?

Log in